Особенности пространственных представлений и восприятие времени у детей с ОНР

Особенности пространственных представлений и восприятие времени у детей с ОНР

У значительной части детей с общим недоразвитием речи пространственные понятия и представления либо не сформированы, либо не обобщены в той степени, которая позволяла бы детям самостоятельно пользоваться ими в различных видах бытовой и учебной деятельности.

У детей с общим недоразвитием речи наблюдаются трудности ориентировки в пространственных направлениях, затруднения в определении правого и левого, верха и низа. Отмечается неточность в определении формы, величины.

Несформированность оптико-пространственных представлени й проявляется в рисовании, при составлении целого из частей при конструировании, в неспособности воспроизведения заданной формы.

Проявляется задержка в дифференциации правой и левой частей тела . В норме различение правого и левого формируется к 6 годам.

Достаточная сформированность пространственных представлений является необходимой предпосылкой различения и усвоения букв ребенком.

Дети с общим недоразвитием речи показывают слабую ориентировку во времени: незнание, либо нетвердое знание основных временных единиц (времени года, месяцев, дней недели в их последовательности).

Слабая ориентировка во времени имеет следствием трудности усвоения грамматики (различение форм времени глагола, его совершенного и несовершенного вида).

Значительную трудность для дошкольников представляет восприятие времени. И это вполне объяснимо: ведь время не имеет наглядной формы, текуче, необратимо, восприятие его зависит от субъективных состояний, носит личностный характер.

«С одними, — как верно подметил Шекспир, — время идет шагом, с другими — бежит, с третьими — скачет, а с четвертыми – стоит, не двигаясь с места».

В чем же особенности в восприятии времени дошкольниками?

Давайте посмотрим, как ориентируются они в таких временных интервалах, как — сутки, неделя, месяц, год.

Из частей суток дошкольники легче всего определяют ночь и утро, несколько труднее вечер и день (ночь – «это когда спать надо ложиться», день – «в середине дня, когда бывает обед»).

Вначале ребенок ориентируется во времени посредством вневременных, качественных признаков, за счет последовательно изменяющихся событий, главным образом режима (утро – «это до завтрака», вечер – «когда мама с работы за мной приходит»). Дети среднего и старшего дошкольного возраста иногда опираются на более существенные признаки в определенном времени (утро – «это светло, когда солнышко встает» и т.д.).

Неравномерно усваивают дети названия различных дней недели. Так, старшие дошкольники, посещающие детский сад, отвечают на вопрос «Какие дни недели ты знаешь?», наиболее часто называют воскресенье, субботу, понедельник – дни, как правило эмоционально насыщенные, особо значимые для них (воскресенье и суббота – дни совместного времяпрепровождения с любимыми мамой и папой, понедельник – снова в детский сад, где ждет встреча с товарищами, воспитателями, игрушками…).

Познавая различные временные категории, дошкольники затрудняются их дифференцировать, расчленить. Так, в понятие «дни недели» они могут включить «субботу, воскресенье, завтра, вчера» или «воскресенье, понедельник, май, новый год». Из времен года лучше всего дошкольники ориентируются в резко отличающихся друг от друга сезонах – зиме, лете, менее уверенно – в весне, осени.

Восприятие временных интервалов, особенно больших, представление о них очень неточно у детей с нарушениями речи. Особенно трудно выделить им время, длительность давно минувших исторических событий.

Раньше начинает формироваться и более развито у детей представление о настоящем времени; значительно более неопределенно представление (особенно у младших дошкольников) о прошедшем времени. Чтобы лучше воспринять его, старшие дошкольники используют определенные временные ориентировки, ориентиры: «это еще до войны случилось».

Несколько позже настоящего и прошедшего дети начинают осваивать будущее время для целевой жизни. Ведь заглядывание вперед, создание перспектив невозможно без осознания того, что есть «завтрашний день», будущее. На протяжении дошкольного детства представление о будущем, понятие о нем постепенно размываются. Однако ориентировка в нем, особенно в отдаленном будущем, вызывает значительные трудности у ребенка.

К концу дошкольного возраста ребята оказываются способными понять, что время нельзя остановить, вернуть, ускорить (разве что в сказке), что оно не зависит ни от желания, ни от деятельности человека.

Это возможно, если формирование адекватного представления о временных интервалах, их отношениях происходит в разных видах содержательной детской деятельности.

Иванова Оксана Николаевна,
учитель-логопед МБДОУ детский сад
комбинированного вида №153 г. Ульяновск

Особенности пространственных представлений у детей с общим недоразвитием речи

Пространственные представления – одна из сложных форм психической деятельности, развивающихся в процессе когнитивного развития.

Дети с ОНР, в силу своих особенностей развития, не способны в полной мере овладеть этим сложным процессом. Недоразвитие речевых процессов и высших психических функций значительно тормозит формирование пространственных представлений не только на вербальном, но и на невербальном уровне.

Дети данной категории недостаточно точно ориентируются в схеме собственного тела: затрудняются в дифференциации правой и левой стороны, верха и низа, возникают препятствия в различении предлогов «к – у», «в – на», не используются или заменяются предлоги, обозначающие пространственные взаимоотношения: над, под, перед и т.д. Как правило, прилагательные «широкий – узкий, «длинный – короткий» заменяются понятиями «большой – маленький».

Дети с ОНР запаздывают (по сравнению с нормально развивающимися сверстниками) в повторении двигательного задания по ориентировке в пространстве, нарушают последовательность компонентов действия, пропускают его составные части.

Особенные затруднения дети с ОНР испытывают в ориентировке в схеме тела напротив сидящего человека.

Для логопедии наиболее важным аспектом изучения пространственных представлений дошкольников с ОНР, в первую очередь являются исследования лингвистических компонентов пространственных представлений. В связи с этим, в специальные группы для детей с общим недоразвитием речи зачисляются дети от трех лет. Именно в этот период, у детей с нормой по всем параметрам должна быть сформирована активная речевая деятельность. Данный параметр является одним из критериев диагностирования общего недоразвитие речи и сопутствующих отклонений формирования пространственных представлений.

Т.Б. Филичева[52], Г.В. Чиркина[53] отмечают следующие признаки несформированности лингвистического уровня пространственных представлений у дошкольников с общим недоразвитием речи: незнание многих слов, обозначающих части тела (туловище, локоть, плечи, шея

и т. д.); отмечаются лимитированные возможности пространственного восприятия (не способны определить цвет предмета, его форму, величину, удаленность и т. д.); отмечаются грубые ошибки в употреблении грамматических конструкций: смешение падежных форм («едет машину» вместо «на машине»); нарушение владения предложными конструкциями: предлоги полностью отсутствуют, существительные употребляются в исходной форме («нига идит то» – «книга лежит на столе»); встречаются замены предлогов и нарушение предложных форм.

Определением пространственных отношений дети с нормой овладевают уже к 6 – 7 годам. Однако, у детей с ОНР формулировка пространственных отношений или не возникает совсем, или замещается более простыми: «там», «тут» в сопровождении с жестами. Так, при ориентировке на внешних объектах, у объектов, не имеющих ярко выраженных пространственных характеристик, таких как, например, наличие противоположных сторон: спереди – сзади, верх – низ, и т.д., вычленение пространственных характеристик недоступно детям данной категории (например, в некоторых видах дидактических игрушек: пирамиды, башенки, кубы). Некоторые игрушки, изображающие птиц, животных, не соответствуют пространственной схеме тела ребенка, что затрудняет вычленение отдельных частей тела животных и птиц при их восприятии или необходимости изображения на листе бумаги.

Нарушение развития пространственных представлений, в частности, воздействует на формирование словесно – логического мышления, тормозит процесс нормального восприятия изображения, формирование способности составления рассказа по картинке или серии сюжетных картинок; препятствует усвоению грамоты, математических операций. Например, при сочинении рассказа по картинке, для понимания пространственного расположения героев и предметов, детям необходимы наводящие вопросы. В процессе сочинения рассказа происходят продолжительные паузы. Степень

самостоятельности собственных высказываний не соответствует норме. Кроме этого, исследования показывают, что у дошкольников с ОНР зрительное восприятие запаздывает в развитии и обусловлено неполноценным развитием восприятия цельного образа предмета. Нарушение формирования оптико – пространственного гнозиса выражается в затруднении распознавания контурных и наложенных друг на друга изображений, наблюдается деформирование процессов копирования.

В связи с этим, особенно нужно подчеркнуть необходимость формирования пространственных представлений для подготовки дошкольников к обучению в школе, т.к. в процессе школьного обучения у дошкольников с ОНР могут появиться сложности при ориентировке в схеме тетрадного листа. Исследованиями доказано, что дошкольники с ОНР при поступлении в школу, долго не могут понять и автоматизировать эталон оформления письменных работ (пропуск установленного количества строчек или клеточек, выделение красной строки, соблюдение полей, равномерное разделение листа на два – три столбика, равномерное распределение текста на тетрадном листе и т.д.). Ориентировка на плоскости, которой является тетрадный лист, способность выделять порядок знаков на листе бумаги – отличительные правила, требуемые от первоклассника в процессе всей учебной деятельности.

Психолого – педагогические исследования А.А. Люблинской[33], Р.И. Говоровой[17], Н.Ф. Титовой[49] доказали, что дети с общим недоразвитием речи в условиях своевременной и ранней диагностики, целенаправленной, с учетом специфики речевого недоразвития, систематической коррекционной работы, осваивают все уровни пространственной ориентировки, необходимой для благополучного обучения и освоения школьных предметов.

Особенности развития пространственных представлений у детей дошкольного возраста с ОНР

3. Особенности развития пространственных представлений у детей дошкольного возраста с ОНР

Л.С. Выготский предложил гипотезу о локализации психических функций как структурных единиц деятельности головного мозга. Согласно его представлениям, каждая из высших психических функций связана с работой не одного мозгового центра и не всего мозга как однородного целого, а является результатом системной деятельности мозга, в которой различные мозговые структуры принимают дифференцированное участие. [8] Т.е., наличие недоразвития речи у ребенка предполагает нарушение и других психических процессов.

В параграфе 1.3. отмечалось, что на втором и третьем году жизни у детей с нормой в связи с появлением отдельных умственных операций со словесным обозначением пространства в лингвистической картине ребенка впервые употребляются словесные обозначения пространства, в этот сенситивный для развития речи ребенка период формирование речи является основой всего психического развития. Именно в этот период у детей с общим недоразвитием речи начинает проявляться резкое отставание в формировании элементарных пространственных представлений. Дети затрудняются в ориентировке «на себе», «на других», соответственно задерживается формирование последующих, более сложных уровней пространственной ориентировки.

В исследованиях детей с общим недоразвитием речи в основном представлена только диагностика лингвистического уровня пространственных представлений ввиду более явного обозначения уровня их сформированности через речь ребенка. В связи с этим, в специальные группы для детей с общим недоразвитием речи принимаются дети в возрасте от трех лет, именно в этот период, когда дети с нормальным развитием активно используют речь, можно дифференцировать общее нарушение речи и связанные с этим проблемы в развитии познавательной деятельности ребенка.

Т.Б. Филичева, Г.В. Чиркина отмечают следующие признаки несформированности лингвистического уровня пространственных представлений дошкольников с общим недоразвитием речи:

у детей второго уровня речевого развития – выявляется незнание многих слов, обозначающих части тела (туловище, локоть, плечи, шея и т. д.); отмечаются ограниченные возможности использования словаря признаков (не знают названий цвета предмета, его формы, размера и т. д.); отмечаются грубые ошибки в употреблении грамматических конструкций: смешение падежных форм («едет машину» вместо «на машине»); много трудностей испытывают дети при пользовании предложными конструкциями: часто предлоги вообще опускаются, при этом существительные употребляются в исходной форме («нига идит то» – «книга лежит на столе»); возможны замена предлога и нарушение предложных форм.

У детей третьего речевого уровня – незнание названий многих частей предметов; дети плохо различают форму предметов: не могут найти овальные, квадратные, треугольные предметы; характерны также ошибки употребления предлогов: опускание («даю тетитькой» – «я играю с сестричкой», «паток лезит тумпе» – «платок лежит в сумке»), замена («кубик упай и тая» – «кубик упал со стола»).

Кроме этого, исследования показывают, что у дошкольников с ОНР зрительное восприятие отстает в своем развитии от нормы и характеризуется недостаточной сформированностью целостностного образа предмета. (8:241)

При ориентировке на внешних объектах – у объектов, которые не имеют таких ярко выраженных пространственных характеристик как наличие противоположных сторон: спереди-сзади, верхняя и нижняя, боковые (правая и левая), выделение пространственных характеристик в объектах обычно затрудняет детей (например, в некоторых видах дидактических игрушек: пирамиды, башенки, кубы). Некоторые игрушки, изображающие птиц, животных, не соответствуют пространственной схеме тела человека. Это затрудняет вычленение ее ребенком при непосредственном восприятии или необходимости изображения их в рисунках.

В тоже время, В.А. Калягин приводит результаты исследований В.А. Ковшикова и Элькина Ю.А., которые свидетельствуют о резком расхождении между способностью выражать пространственные отношения в экспрессивной речи и способностью устанавливать их в предметно-практической деятельности у детей с ОНР. Неправильно обозначая в процессе планирования многие пространственные отношения, дети в то же время правильно создают эти отношения в предметно-практической деятельности. Например, приступая к выполнению задания «кубик за кубом», ребенок может неправильно назвать предлог, но правильно установить пространственные отношения между предметами. Т.Б. Филичева в программе воспитания и обучения детей с ОНР подчеркивает важность систематического формирования словесных правильных, образцовых обозначений воспринимаемых пространственных отношений (т. е. систематическая речеслуховая тренировка правильного использования и восприятия речевых образцов: справа-слева, над-под, перед-за, и др., соответствующих данному пространственному соотношению предметов).

Н.Я Семаго, М.М, Семаго для исследования сформированности пространственных представлений, понимания и употребления предлогов и слов, обозначающих пространственное взаиморасположение объектов предлагают методику, которая содержит следующие элементы:

– выявление знания детьми предлогов, обозначающих расположение объектов (реалистических и абстрактных изображений) в пространстве по вертикальной оси). Оценивается правильное владение ребенком предлогами и понятиями: выше, ниже, на, над, под, снизу, сверху, между.

– исследуется употребление и понимание предлогов (слов обозначающих взаиморасположение объектов) в пространстве по горизонтальной оси (здесь подразумевается возможность ребенка ориентироваться в горизонтальной плоскости, используя понятия ближе, дальше, перед, за, спереди от, сзади от, исключая право – левую ориентировку).

– далее анализируется владение ребенком понятиями: лево, право, слева, справа, левее, правее и т. п. на материале конкретных и абстрактных изображений. Эти понятия нормативно должны быть сформированы к 7‑ми летнему возрасту.

– более сложные понятия, характеризующие пространственный анализ объектов при заданном направлении на конкретных и абстрактных изображениях, такие как: первый, последний, ближе всего к, дальше всего от, предпоследний, следующий за и т. п.

– владение ребенком сложными пространственно-речевыми конструкциями оценивается при помощи заданий типа: «Покажи, где: перед ящиком бочонок, под бочонком ящик, в ящике бочонок» и т. п. Используется также для детей, начиная с 6-ти летнего возраста.

Читайте также:  Использование прямых (растормаживающих и стимулирующих) методов при восстановлении речи у больных с моторной афазией

Исследование владения данными предлогами и понятиями проводиться в логике формирования пространственных представлений и возможности анализа взаиморасположения объектов в онтогенезе.

На основе этой и других методик строится последующая работа по преодолению отставания формирования у детей с ОНР пространственных представлений. К таким обучающим коррекционным программа относятся программы Т.Б. Филичевой, Г.В. Чиркиной и Н.Я Семаго, М.М, Семаго.

Эти программы построены с учетом поэтапности формирования пространственных представлений (от уровня собственного тела к квазипространственному уровню), направлены на развитие познавательной активности ребенка в ведущей деятельности, на вербализацию, словесное обозначение всей деятельности ребенка, увеличение пассивного и активного словаря, развитие двигательной активности и мелкой моторики рук, развитие и анализ зрительного восприятия и т. д.

Данные исследований показывают, что дети с общим недоразвитием речи в условиях как можно более ранней диагностики, целенаправленной, специализированной, с учетом специфики речевого недоразвития, систематической коррекционной работы осваивают все уровни пространственной ориентировки, необходимой для успешного усвоения в дальнейшем школьной программы.

Изученные исследования по проблеме формирования пространственных представлений отличаются спецификой изучения детей с общим недоразвитием речи преддошкольного возраста. Ранняя диагностика нарушений восприятия пространства, а в дальнейшем формирования пространственных представлений, сводится к диагностике общего познавательного развития. Но из проведенного исследования видно, какое важное место в познавательном развитии имеет формирование пространственных представлений, а из этого следует, важность разработки методик диагностики и формирования пространственных умений детей с общим недоразвитием речи в наиболее раннем возрасте.

Рассмотрев факторы, влияющие на развитие пространственных представлений у детей с ОНР и собственно некоторые особенности развития пространственных представлений у таких детей, можно сказать, что наиболее ранняя диагностика речевого нарушения, всех анализаторных систем, затем планомерная работа по включению всех анализаторных систем в процессы восприятия, по выработке рефлексивности восприятия, по систематическому накоплению и закреплению словесных обозначений свойств воспринимаемого пространства и использованию полученных представлений во всех видах деятельности ребенка создают условия для эффективной компенсации развития пространственных представлений у ребенка с ОНР и выхода его на уровень нормального развития.

Поэтому ранняя диагностика и начало коррекционных мероприятий с учетом особенностей конкретного сенситивного периода и особенностей выявленного нарушения, играют большое значение в развитии у ребенка пространственного восприятия и затем формирования пространственных представлений.

1. Ананьев Б.Г. Проблема представления в советской психологической науке, «Филос. зап.», 1950, т. 5.

2. Ананьев Б.Г., Рыбалко Е.Ф. Особенности восприятия пространства у детей. – М., 1964.

3. Диагностический Альбом. Исследование особенностей развития познавательной сферы: (диагностические материалы для исследования особенностей развития познавательной сферы детей дошкольного и младшего школьного возрастов)./ Авторы-составители Н.Я Семаго, М.М, Семаго, Компьютерная графика Н.М. Семаго. – М., 1998.

4. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. В 2х томах. / Под.ред. В.В. Давыдова, В.П. Зинченко, А.А. Леонтьева, А.В. Петровского. – М.: Педагогика.1983.

5. Логопсихология: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / В.А. Калягин, Т.С. Овчинникова. – М.: Издательский центр «Академия», 2006.

6. Математическая подготовка детей в дошкольных учреждениях / Сост. В.В. Данилова. – М.: 1987.

7. Мусейибова Т. Ориентировка в пространстве. // Дошк. Воспитание. – 1988. – № 8.

8. Нищева Н.В. Система коррекционной работы в средней группе для детей дошкольного возраста с общим недоразвитием речи. – СПб.: Детство-Пресс, 2000.

9. Основы специальной психологии: Учеб. пособие для студ. Сред. Пед. учеб. заведений / Л.В. Кузнецова, Л.И. Переслени, Л.И. Солнцева и др.; Под ред. Л.В. Кузнецовой. – М.: Издательский центр «Академия», 2002.

10. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М. 1949. // Электронная библиотека – http://yanko/lib/ru/.

11. Семаго М.М., Семаго Н.Я. Организация и содержание деятельности психолога специального образования: Методическое пособие. / (Библиотека психолога-практика) – М.: АРКТИ, 2005.

12. Филичева Т.Б., Чиркина Г.В. Подготовка к школе детей с общим недоразвитием речи в условиях специального детского сада: В 2 ч. Ч. I. Первый год обучения (старшая группа). Пособие для студентов дефектологических факультетов, практических работников специальных учреждений, воспитателей детских садов родителей. – М.: Издательство «Альфа», 1993.

Моделирование коррекционной работы учителя-логопеда по формированию пространственных представлений у дошкольников с ОНР

Свободное оперирование пространственными образами – форма отражения окружающего мира, условие успешного познания и активного преобразования действительности. Так, чтобы ребёнок успешно учился в школе, он должен свободно ориентироваться в пространстве, владеть основными пространственными понятиями. Если же пространственные представления сформированы у ребёнка недостаточно, у него нередко возникают трудности при овладении чтением и письмом.

Дети дошкольного возраста, как правило, с трудом усваивают такие понятия как СЛЕВА, СПРАВА, ВВЕРХУ, ВНИЗУ и другие, необходимые для правильной ориентации в пространстве. Эти проблемы становятся очевидны с началом процесса обучения. В данном материале изложены особенности формирования пространственных представлений у дошкольников с ОНР, направления работы и упражнения разного уровня сложности. Предназначено для воспитателей детских садов, учителей-логопедов и гувернеров.

Данный материал предназначен для воспитателей детских садов, учителей-логопедов и гувернеров.

Просмотр содержимого документа
«Моделирование коррекционной работы учителя-логопеда по формированию пространственных представлений у дошкольников с ОНР »

Тихонова Людмила Михайловна,

учитель-логопед МАДОУ г. Нижневартовска ДС № 32 «Брусничка»,

Моделирование коррекционной работы учителя-логопеда

по формированию пространственных представлений у дошкольников с ОНР

Свободное оперирование пространственными образами – форма отражения окружающего мира, условие успешного познания и активного преобразования действительности. Так, чтобы ребёнок успешно учился в школе, он должен свободно ориентироваться в пространстве, владеть основными пространственными понятиями. Если же пространственные представления сформированы у ребёнка недостаточно, у него нередко возникают трудности при овладении чтением и письмом.

Для системы Российского образования в настоящее время актуально внедрение федеральных государственных образовательных стандартов. Деятельность учителя-логопеда при их внедрении направлена на достижение воспитанниками результатов, предполагающих формирование коммуникативных компетенций и предпосылок к формированию учебных навыков по чтению и письму. Одно из направлений работы учителя-логопеда – предупреждение нарушений чтения и письма у дошкольников с ОНР, включающее работу по формированию пространственных представлений.

Развитие пространственных представлений у детей с ОНР подчиняется тем же закономерностям, что и при нормальном развитии, однако этот процесс осуществляется медленнее, с отклонениями. Недостатки развития пространственных представлений носят, как правило, вторичный характер, следовательно, могут быть скорректированы с помощью специально организованного обучения.

Недостаточность пространственных представлений у дошкольников с ОНР проявляется в нарушении восприятия собственной схемы тела – формирование представлений о ведущей руке, о частях лица и тела происходит позднее, чем у нормально развивающихся сверстников. Многие пространственные понятия (спереди, сзади, вверху, внизу) дети осваивают только в ходе специального обучения. Они затрудняются в понимании предлогов и наречий, отражающих пространственные отношения (под, над, около).

Дошкольники испытывают трудности при использовании прилагательных «широкий – узкий», «толстый – тонкий». Они заменяют эти слова обозначениями «большой» или «маленький» (широкая река – большая река, тонкий стебелек – маленький стебелек). Часто у них наблюдается запоздалое формирование схемы тела.

В дальнейшем у детей появляются сложности при ориентировке в схеме тетрадного листа. Например, они долго не могут усвоить стандартные требования к оформлению письменных работ (пропуск определенного количества строчек или клеточек, письмо в два-три столбика, равномерное заполнение тетрадного листа текстом). Закономерные на ранних этапах обучения грамоте ошибки (зеркальное написание букв), в норме исчезающие по мере формирования навыка письма, оказываются у таких детей достаточно стойкими. Дети с ОНР не используют в своей речи предлоги, обозначающие пространственные взаимоотношения предметов, людей и животных. В устной речи дошкольники затрудняются в дифференциации предлогов «к- у», «в- на» (к дому- у дома, в столе- на столе). Нередко дети этой категории смешивают предлоги «перед»- «после»- «за», что является следствием несформированности пространственных отношений.

Недостаточность пространственных ориентировок у детей с ОНР наблюдается и при рассматривании сюжетных картинок. Составляя самостоятельный рассказ по картинке, дошкольники с ОНР рассматривают картинку преимущественно в направлении слева направо и снизу вверх. В результате этого самостоятельный рассказ представляет собой перечисление отдельных деталей либо рассказ по одному фрагменту или несущественным деталям картинки. Рассказ по серии сюжетных картин составляется более успешно. Дети в большинстве случаев выкладывают картинки справа налево. Однако последовательность изложения событий правильная, самостоятельный рассказ включает в себя все основные смысловые единицы.

Развитие пространственной ориентировки и представлений о пространстве происходит в тесной связи с формированием ощущения схемы своего тела, с расширением практического опыта детей. Овладение знаниями о пространстве в ходе занятий предполагает также умение выделять и различать пространственные признаки и отношения, правильно их словесно обозначать, ориентироваться в пространственных отношениях при выполнении различных трудовых операций, опирающихся на пространственные представления.

Основными приемами работы являются объяснение, показ, совместные действия, действия по подражанию, вопросы и наблюдения. В конце каждого занятия привлекаю детей к осмыслению и обобщению опыта действий в пространстве. При построении работы по формированию пространственных представлений как базовые выделяются следующие направления:

обучение ориентировке в схеме собственного тела;

обучение ориентировке в окружающем пространстве;

обучение восприятию пространственных отношений между предметами;

обучение ориентировке на плоскости.

Учитываются особенности и последовательность формирования пространственного восприятия в онтогенезе, психологическая структура оптико-пространственного гнозиса и праксиса, состояние этих функций у детей с ОНР.

В ходе занятий создаются условия, при которых у детей вырабатывается установка на успех, на принятие помощи от взрослого. При проведении этой работы включают в неё семью и опираюсь на индивидуальные особенности ребенка, учитывая сопутствующие его дефекты. Общую оценку работы ребенка даю, не нарушая главного условия всех занятий – получение удовлетворения детьми, и тем самым обеспечивая положительную мотивацию деятельности воспитанников.

В качестве основных методов на занятиях использую:

подвижные игры по словесной инструкции;

подвижные игры с правилами.

Исходным в развитии пространственных ориентировок является осознание детьми схемы собственного тела. В коррекционной работе учитывается, что ориентировка в горизонтальных направлениях (сзади-спереди, вперед-назад) страдает больше, чем в вертикальных (вверху – внизу, сверху – снизу, над – под). Наиболее яркой отличительной особенностью детей с ОНР является неспособность овладеть понятиями слева-справа, левый-правый. Это связано с тем, что среди всех речевых обозначений направлений пространства весьма отвлеченные понятия левое и правое имеют наименьшее чувственное подкрепление.

Начинаем работу по формированию пространственных представлений с дифференциацией понятий вверх-вниз, спереди-сзади.

Используются следующие задания:

Дидактическое упражнение с мячом;

Дидактические игры «Где мишка?», «Вверху-внизу», «Что впереди, что сзади», «Кто впери, кто сзади», «Команды».

Следующий этап – маркировка левой руки ребёнка. Ребёнку предоставляется опора с внешним пространством, например, можно привязать на левое запястье красную ленту. Дети запоминают, где следует начинать перечисление или счёт предметов, рассматривание серии картинок с последовательными действиями, рисование карандашом горизонтальной линии на бумаге и т.п.

Задания по дифференциации правых и левых частей тела:

Показать правую руку, назвать её. Показать и назвать левую руку.

Показать (взять) предмет правой (левой) рукой.

Соотнести части тела с правой рукой, назвать их (правое ухо, правая нога), соотнести части тела с левой рукой и назвать их (левый глаз, левое колено).

Показать левой рукой правое ухо, правой рукой – левую ногу.

После того как дети начинают уверенно ориентироваться в схеме собственного тела, проводятся упражнения на определение направлений в пространстве. Для этого используется игра «Куда пойдёшь, что найдёшь?». Цель её – упражнять ребят в действенном различении и обозначении основных пространственных направлений.

Также на этом этапе рекомендую следующие занятия:

Вытянуть в сторону правую руку, перечислить предметы, расположенные справа. Вытянуть в сторону левую руку, перечислить предметы, расположенные слева.

Повернуть голову влево, затем вправо.

Наклонить голову к правому плечу, т.е. вправо, наклонить голову к левому плечу, т.е. влево.

Повернуться налево, сделать несколько шагов в этом направлении. Повернуться направо, сделать несколько шагов.

Научив детей ориентироваться на себе, переходим к упражнениям в определении расположения предметов по отношению к себе (впереди, перед, за, сзади, слева, справа, вверху, внизу). Сначала детям предлагается определить расположение только двух игрушек или вещей, находящихся от них в противоположных направлениях: впереди – сзади, справа – слева. Позднее количество предметов увеличивают до четырех. Следующие виды заданий направлены на уточнение и усвоение пространственных взаимоотношений.

Стоя в шеренге, назвать товарища, стоящего справа, и товарища, стоящего слева. Стоя в колонне, назвать стоящего впереди, стоящего сзади.

Определить правый и левый, верхний и нижний края листа, висящего на доске.

Расположить по инструкции педагога соответствующие предметы на столе справа и слева от себя.

Определить место предмета по отношению к себе, соотнеся это с соответствующей своей рукой («Шкаф справа от меня»).

Определить правый и левый ботинки, отпечаток ладони.

Положить ручку справа от тетради; положить карандаш слева от книги; сказать, где находятся ручка по отношению к книге и карандаш по отношению к тетради- слева или справа. Также проводится определение пространственного расположения трех предметов: положить книгу перед собой, слева от неё поместить карандаш, справа – ручку.

После того, как дети научатся свободно определять расположение предметов, предлагаю понять относительность в определении местоположения предметов от самого себя. Особенно трудным для дошкольника является определение правых левых частей тела у человека, сидящего или стоящего напротив, потому что в этом случае ребенку нужно мысленно представить себя в другом пространственном отношении. Для лучшего усвоения предлагаю следующие задания:

Знакомство со схемой тела стоящего напротив.

Определить у себя, а затем у товарища, стоящего напротив, правую руку (левую ногу, правое ухо…).

Определить правый и левый рукава у свитера, лежащего вверх спинкой, затем у свитера, лежащего вниз спинкой.

Определить левый и правый карманы у куртки (задание аналогично предыдущему).

Графическое изображение направления.

Прочитать направления по карточкам.

На следующем этапе перехожу к усвоению пространственных схем. Прошу ребенка нарисовать простейшую схему плана комнаты, его пути от детского сада до дома.

Параллельно с работой по дифференциации правых и левых частей тела и развитию ориентировки в окружающем пространстве проводится уточнение понимания и употребления предложно-падежных конструкций, обозначающих пространственные отношения между предметами. Значение предлогов и наречий отрабатываю применительно к ситуации, что позволяет упрочить ориентировочную основу деятельности. Этому способствует изучение пространственных характеристик собственного тела. Тактильно – кинестетический и зрительный образы тела при этом объединяются с речевыми пространственными значениями в образе локомоторного «я», что является кульминационным моментом психосоматической коррекции. У ребенка происходят процессы самоидентификации и самовыделения, при этом он становится субъектом деятельности и включается в дальнейшее освоение новых ее видов.

Читайте также:  Как запомнить графическое изображение букв

Специальная работа по формированию предложно-падежных конструкций у детей осуществляется в процессе развития понимания речи, расширения и уточнения словарного запаса, формирования грамматических средств языка, произношения и обучения грамоте, развития связной речи. Работа над предлогами рассматривается как составная часть работы над связью слов в предложении. Упражнения, направленные на формирование предложно-падежных конструкций, включаю в любое фронтальное занятие как элемент игры, своеобразной физкультминутки. В падежных формах имени существительного отражается понимание связей между предметами, действиями и качествами в мире материальной действительности. Падежные формы употребляются часто в сочетании с различными предлогами. Сочетание с тем или иным предлогом позволяет расширить и обогатить круг значений падежных форм разнообразными смысловыми оттенками.

Работу начинают с предлогов, имеющих выраженное конкретное значение: «в», «на», «под». Затем отрабатываются предлоги «за», «к», «от», «по», «с», «около», «над», «через» и др. При этом уточняются и дифференцируются различные значения одного и того же предлога. Так как предложные конструкции связаны с основными формами косвенных падежей, знакомство с ними проводится на материале словосочетаний и несложных фраз.

Работа над предлогами проводится поэтапно. Важно помочь ребенку усвоить смысловое значение каждого из них, так как только при этом условии он сможет правильно употреблять их в речи. Детям объясняют, что предлог «на» — это когда предмет находится на поверхности чего-то (на столе, на шкафу и т.д.). Предлог «в» означает предмет внутри чего-то (в столе, в шкафу и т.д.); «под» — внизу, под чем-то (под столом, под шкафом и т.д.). Учат детей дифференцировать предлоги, вслушиваться в инструкции, удерживать в памяти последовательность. Постепенно задания усложняю: в ряду «маленьких» слов надо выделить предлоги «на», «под». Услышав их в ряду других предлогов, ребенок должен хлопнуть в ладоши. Так происходит ориентация на формальные признаки звукового образа предлога.

При отборе учебного материала для работы со старшими дошкольниками с недоразвитием речи принимаю во внимание степень его лексической, морфологической и фонетической трудности. Чтобы облегчить детям с речевой патологией усвоение значения предлогов, вводятся графические схемы. Схемы каждой новой группы предлогов записывают на отдельные карточки и выставляются на доске. Такая подача материала эффективна при индивидуальных трудностях в обучении.

Приобретенные навыки автоматизируются в упражнениях: дети подсчитывают количество слов в предложениях, учатся выделять предлог как слово в потоке речи, зрительно запоминают графический образ предлога, составляют предложения и короткие рассказы с предлогами. Предлог является объектом постоянного внимания и их активной умственной деятельности, что создает основу для понимания его синтаксической роли в различных речевых высказываниях (словосочетаниях, предложениях, текстах).

У детей с ОНР существуют определенные трудности в ориентации на ограниченной плоскости. Имеющиеся недостатки пространственной ориентировки на плоскости исправляют, используя специальные задания, направленные на развитие пространственной ориентировки детей с общим недоразвитием речи. В зависимости от индивидуальных особенностей детей используют следующие приемы обучения:

• обведение контура изображения указательным пальцем правой руки (зрительное и двигательно-осязательное формирование образа предмета);

• составление контура предмета из палочек или спичек;

• проведение прямых линий крупного масштаба на асфальте или снегу мелком или палочкой;

• обведение прямыми линиями геометрических фигур: квадрат, прямоугольник, треугольник;

• передача формы предмета с помощью готового контура (трафарета) с последующей заштриховкой;

• нахождение идентичной формы среди других;

• «рисование» предмета пальчиком в воздухе, на столе, на собственной ладошке, на спине товарища;

• дорисовывание симметричных контурных изображений (например, левая половинка рисунка является образцом, а правая, обозначенная пунктирными линиями, дорисовы- вается ребенком);

• соединение двух предметов прямой линией — «дорожкой», в дальнейшем изображение предметов по точкам.

Более сложным вариантом графических работ является задание с включением геометрических фигур и цвета. Выполняется упражнение на бумаге. Начинают со зрительного образца, затем оставляю только словесную инструкцию. Подобные задания можно разнообразить. Например, провести графический диктант. Фигуры диктантов вначале должны быть простыми, а затем постепенно усложняться.

При кажущейся простоте все приведенные упражнения на самом деле наполнены дидактическим смыслом, несут большую коррекционную нагрузку и побуждают детей с общим недоразвитием речи к направленным пространственно-ориентировочным действиям.

Таким образом, формируя и развивая пространственно-аналитическую деятельность дошкольников с речевыми нарушениями, в процессе специально организованных коррекционно-развивающих занятий удается не только преодолеть имеющийся дефект речи и способствовать развитию всей познавательной деятельности, но и подготовить детей к обучению такому сложному виду деятельности, как письмо.

Список литературы.

Боровская И.К. Развиваем пространственные представления у детей с особенностями психофизического развития: пособие для работы с детьми: в 2 ч. – М.: ВЛАДОС, 2004, ил. – (Коррекционная педагогика).

Деятельность учителя-логопеда в ходе внедрения образовательных стандартов нового поколения / под ред. К.А. Фокиной. – М.: УЦ Перспектива, 2013. – 144 с.

Моргачева И.Н. Ребенок в пространстве. Подготовка дошкольников с общим недоразвитием речи к обучению письму посредством развития пространственных представлений. Методическое пособие. – СПб., «ДЕТСТВО – ПРЕСС», 2009. – 212 с.

Новоторцева Н.В. Обучение письму в детском саду. – Ярославль: ООО «Академия развития», 2012. – 160 с.: ил. – (Педагогам ДОУ).

Поваляева М.А. Профилактика и коррекция письменной речи: качество образования: учебное пособие / М.А. Поваляева. – Ростов н/Д: Феникс, 2006. – 158 с.: ил.

Стребелева Е.А. Коррекционно-развивающее обучение детей в процессе дидактических игр: пособие для учителя-дефектолога / Е.А. Стребелева. – М.: Гуманитар. Изд. Центр ВЛАДОС, 2008. – 256 с.: ил.

Методичка для логопедов. Часть 2. Формы афазии и методика восстановления речи

Составитель:
член ассоциации нейрореабилитологов России
логопед – афазиолог первой категории
отделения восстановительной медицины –
ранней нейрореабилитации
Республиканской Клинической Больницы
имени Г.Г. Куватова г Уфы
Фаткуллина Л.К.

Методические основы диагностики и коррекции речевых нарушений в работе логопеда со взрослыми

Часть 2. Формы афазии и методика восстановления речи

Восстановление речи при различных видах афазий (эфферентная моторная афазия, афферентная, динамическая афазия, сенсорная).
Принципы построения программы восстановления.

Наиболее частыми последствиями инсульта, черепно-мозговой травмы, нейрохирургического вмешательства являются нарушения речевой функции. Знание принципов построения программы реабилитационной помощи позволяет проводить комплексное восстановительное лечение в остром и в раннем периоде. Как правило, логопедическая реабилитация сочетается с направленным фармакологическим воздействием. Эти мероприятия способствуют восстановлению речевого общения, социально-бытовой компетентности и помогают пациенту избежать последствий социальной депривации.

Логопед — афазиолог должен знать:

  • основные методологические проблемы клинической афазиологии;
  • клинику нарушений речи при основных видах афазии;
  • особенности проведения нейропсихологическое обследование у пациентов, перенесших инсульт и черепно-мозговую травму или нейрохирургическое вмешательство;
  • основы мультидисциплинарной нейрореабилитации;
  • показания, противопоказания для различных видов логопедической коррекции восстановительного обучения;
  • основы организации мультидисциплинарной реабилитации больных в современных условиях.

Логопед — афазиолог должен уметь:

  • заполнить заключение обследования, записать план по восстановительному обучению;
  • определить путь введения, оценить эффективность и безопасность проводимого восстановления;
  • наметить объем дополнительных обследований в соответствии с прогнозом развития болезни, для уточнения диагноза и получения достоверного результата;
  • собрать анамнез заболевания, приведшего к нарушению речи;
  • провести полное и сокращенное нейропсихологическое обследование в зависимости от возможностей пациента;
  • иметь представление о нейровизуализационных методах обследования с целью уточнения диагноза основного заболевания;
  • ориентироваться в теоретическом аппарате и основных направлениях нейропсихологии, обосновывать взаимосвязь между расстройствами психических функций, эмоционально-личностной сферы, сознания и нарушениями в работе мозга;
  • применять выше перечисленные знания для решения научных и практических задач;
  • определить алгоритм речевой реабилитации пациента неврологического профиля.

Логопед — афазиолог должен владеть:

  • основными подходами к анализу методологических проблем восстановления речи в современной афазиологии, приемами выбора и адаптации методов и методик исследования и восстановления;
  • навыками планирования восстановительного обучения;
  • правильным ведением протокола обследования;
  • методами нейропсихологического обследования;
  • интерпретацией результатов обследования;
  • алгоритмом постановки логопедического заключения;
  • понятийным аппаратом, приемами и методами восстановительного обучения;
  • определения первичных и вторичных нарушений для решения задач профилактики и коррекции;
  • современными процедурами и технологиями консультирования по вопросам восстановительного обучения;
  • методами исследования, диагностики, профилактики и коррекции различных форм нарушений речи;
  • современной отечественной классификацией афазий;
  • методами коррекции различных форм нарушений ВПФ, используя стратегии поведенческих тренингов, использование БОС.

Восстановление речи при различных видах афазий (эфферентная моторная афазия, афферентная, динамическая афазия, сенсорная)

Восстановление речи в большинстве случаев не происходит спонтанно. Лечение больных с афазией не ограничивается обычной восстановительной терапией (лекарственные препараты, массаж, лечебная физкультура и пр.), они, как правило, нуждаются в длительной комплексной реабилитации.

Основной задачей речевой реабилитации является не только восстановление речи, но и социальная реадаптация. Раннее начало реабилитации способствует более полному восстановлению речевой функции и влияет на его темп.

Максимальная эффективность достигается при начале речевой реабилитации в первые 3 месяца, при проведении реабилитационных мероприятий не менее 3 часов каждую неделю в течение 5 месяцев и более. В ряде случаев постепенное улучшение речи продолжается и в сроки более 6 месяцев (вплоть до 2-5 лет).

Выбор конкретной технологии речевой реабилитации зависит от периода и этапа восстановления речевой функции. Задачи этапа реабилитации, определяемые индивидуальным планом (программой реабилитации), соответствуют характеру и степени нарушения речи.

В остром и раннем периоде восстановительная работа ведется при относительно пассивном участии больного в процессе восстановления речи. На более поздних этапах восстановления от пациента требуется активное участие в реабилитации.

В остром периоде занятия логопеда — афазиолога заключаются в установлении контакта с больным, в нейропсихологическом обследовании, направленном на выявление его речевых, интеллектуальных возможностей, остаточных возможностей высших психических функций, изучении эмоционально-волевой сферы. В этот период занятия логопеда – афазиолога должны носить преимущественно психотерапевтический характер. Первое время занятия рекомендуется проводить шепотом.

К концу 3-й недели после инсульта в большинстве случаев вырисовывается основная форма афазии и начинается ранний восстановительный период (до 6 мес), когда ведется работа с конкретной формой афазии.

К методикам раннего этапа восстановления относятся:

— стимулирование понимания речи на слух (при разных формах афазии);

— растормаживание экспрессивной стороны речи при моторной афферентной и эфферентной афазии (автоматизированные речевые ряды, пословицы, песни, фразы с жестким контекстом, речевые задания побудительного характера, образцы речевых оборотов, необходимых для элементарного общения, чтение коротких фраз и стихов);

— методики предупреждения аграмматизма (телеграфный стиль) — стимулирование употребления в ответах глагольной лексики;

— методики стимулирования глобального чтения и письма

На поздних, резидуальных этапах восстановительного обучения более активно используется механизм компенсации; речевая функция не восстанавливается в прежнем виде, а меняет свое строение.

Практика показывает, что одна и та же форма афазии проявляется у разных людей по-разному в зависимости от их преморбидного образовательного и культурного уровня, знания языков, особенностей личности. Нередко у разных больных отмечаются на первый взгляд совершенно одинаковые речевые симптомы. Но, как показывает опыт, механизмы этих симптомов отличаются друг от друга. В подобных случаях, несмотря на схожесть речевых расстройств, должны применяться различные методы логопедической коррекции восстановительного обучения. Частные и индивидуальные задачи позднего и резидуального периода составляются для каждого больного исходя из степени тяжести и формы их речевого расстройства.

При сенсорной акустико-гностической афазии проводится работа по восстановлению фонематического слуха (дифференциация слов, контрастных по продолжительности слоговой структуры, ритму и звуковому рисунку, дифференциация на слух оппозиционных и близких по звучанию фонем), восстановлению лексического состава речи и преодолению экспрессивного аграмматизма, восстановлению чтения, письма.

При акустико-мнестической афазии работа логопеда направлена на восстановление слухоречевой памяти, письменного высказывания.

При семантической афазии ведется работа по преодолению импрессивного аграмматизма.

При моторной афферентной афазии усилия направлены на преодоление нарушений кинестетического гнозиса и праксиса, восстановление артикуляционной кинестетической основы речепроизводства, преодоление аграфий, восстановление высказывания.

При моторной эфферентной афазии коррекционная работа строится на привнесении извне программы и схемы речевого высказывания, начиная от программирования и планирования слоговой структуры слова и заканчивая восстановлением планирования фразы и текста.

При динамической афазии основной задачей коррекционной работы является преодоление инертности в речевом высказывании (преодоление дефектов внутреннего речевого программирования, восстановление грамматического структурирования: задания на восстановление порядка слов в деформированных предложениях, создание внешних программ высказывания, серии последовательных картинок, ведение диалогов по ключевым словам, пересказ текстов по вопросам и ключевым словам).

Логопедическая работа начинается по назначению врача, согласно федеральным стандартам ведения неврологических больных. С первых дней нарушения речи больные нуждаются в психологическом сопровождении. Психическая травма, связанная с заболеванием, носит как острый, так и хронический характер. С одной стороны, больной внезапно теряет речь вследствие тех или иных нарушений деятельности мозга. С другой стороны, последующая ситуация начинает постепенно декомпенсировать психику. В особенности, это касается лиц 40-60 лет, которые занимали определенный социальный статус и были активны в трудовой деятельности.

Особенно важным является взаимодействие врача, логопеда и психолога на протяжении всей работы с больным афазией. Необходимо учитывать то, что психоорганический тип изменения психических процессов характеризуется дефицитарностью психических функций различной степени, связанной с нарушением памяти, внимания, мышления, эмоционального состояния.

При общении с больным с афазией логопед должен способствовать реалистической оценке больным окружающей действительности, собственной работоспособности, сохранности профессиональных навыков, возможности вербального общения. К концу реабилитационного периода, когда создается точное представление о возможностях последующей социальной реабилитации больного, необходимо правильно ориентировать больного на новые виды деятельности.

Основные усилия логопеда должны направляться на сохранность личности, мотивов активной социореабилитации. Так, невозможность работы по специальности, где необходим вербальный контакт, некоторые больные обучаются различным трудовым навыкам, которым не мешают дефекты двигательной и речевой сфер.

На всех этапах речевой реабилитации важнейшее значение имеет эмоциональный фактор. Больные постоянно нуждаются в ободряющих беседах, в формировании положительной мотивации к занятиям, в правильном отношении к себе. Восстановление речи требует времени больше, чем улучшение общего состояния пациента. В течение первых двух лет после инсульта или черепно-мозговой травмы желательно, чтобы больной регулярно занимался как в стационаре (1—2 мес), так и в поликлинике. Через каждые 2—3 месяца занятий делается небольшой перерыв (1—2 мес). Общая продолжительность логопедических занятий составляет 2—3 года.

Логопедическая работа при афазии – длительный и трудоемкий процесс, требующий сотрудничества врача, логопеда — афазиолога, пациента и его ближайшего окружения, причем восстановление речи должно проходить не эмпирически, а квалифицированно, на серьезном профессиональном уровне. Поэтому важен отбор больных для проведения интенсивного восстановительного лечения и обучения. Следует принимать во внимание прогностическое значение отдельных факторов, влияющих на эффективность восстановления (возраст, преморбидный уровень, мотивация, наличие признаков левшества, соматические заболевания и их динамика).

Читайте также:  Взаимосвязь в работе учителя-логопеда и воспитателя в логопедической группе для детей с ОНР

Пособие по восстановлению речи у больных с афазией (Э.С. Бейн)

В первые часы, дни, а иногда и недели после нарушения мозгового кровообращения или после травмы афазии чаще всего проявляются в форме тотального расстройства речи: больной не говорит и не понимает чужой речи. Иногда же сразу проявляется более резкое нарушение одной какой-либо стороны речевой функции (сенсорной, моторной и др.).

Начальная стадия тотального речевого расстройства чаще всего сменяется какой-либо относительно чистой формой речевого расстройства, что связано с уменьшением тормозного влияния очага. Речевой анамнез (динамика речевых нарушений) помогает точнее и глубже определить сущность речевого расстройства и правильнее наметить программу восстановительного обучения.

Для наилучшего восстановления у больных с афазией утерянных речевых функций необходима специально организованная терапия. Восстановительная терапия речевых расстройств использует в основном логопедические и педагогические методические приемы. При этом при выборе или разработке методик необходимо учитывать, что при афазиях приходится иметь дело с тем или другим видом распада уже сложившейся речевой функции. Именно это обусловливает специфику афазических расстройств у взрослых, особенности и многообразие компенсаторных механизмов. Восстановительное обучение в значительной степени имеет «пусковое» значение. Так, восстановление речи, будучи «запущено» извне, в дальнейшем протекает в наиболее быстром темпе и по наиболее целесообразным путям.

Данное пособие содержит материал для работы многообразными методами с больными, страдающими различными формами афазий, во всех стадиях восстановления речи.

Словесный материал расположен в систематическом порядке по звуковому принципу. При этом систематическое изложение звуков, слогов, слов и предложений в определенной последовательности сочетается с широким применением слов, имеющих различный звуковой состав. Это дает возможность логопеду более полно использовать чтение с точки зрения стимуляции и компенсации.

Поскольку главной задачей в работе над восстановлением речи при афазиях является развитие разговорной речи, в пособии подобран как можно более разнообразный словесный материал. С этой целью приводятся не только слова предметного характера, но по возможности также глаголы и т.д. Использование простых и более развернутых предложений также является необходимым с самого начала работы над теми или иными звуками.

При работе над звуками систематически включаются упражнения, способствующие развитию у больных различных сторон речи: заполнение пропусков, составление предложений, диктанты, упражнения на дифференциацию звуков (близких по месту образования или звучанию), упражнения в подвижных словах и предложениях.

Пособие поделено на несколько разделов:

– Первый раздел предназначается для работы с больными, у которых полностью отсутствует речь и нарушено понимание речи.

– Звуко-буквенный, словесный, фразеологический материал для восстановления речевых функций у больных составляет особый, второй, раздел пособия.

– В третьем разделе подобраны тексты для чтения по трем степеням трудности. К текстам первой степени трудности относятся короткие рассказы с простым содержанием. После рассказов поставлены прямые вопросы, которые охватывают содержание прочитанного или прослушанного рассказа. В материал второй степени трудности включены рассказы, более сложные по содержанию и большие по объему. Вопросы, поставленные после рассказов, соответственно усложнены. Они носят косвенный, наводящий характер Материал третьей степени трудности содержит повествования, басни, шуточные рассказы с переносным значением. К рассказам приведены вопросы более отвлеченного характера.

– В четвертый раздел включены разнообразные упражнения, которые могут помочь логопеду в работе над восстановлением строя фразы, значений слов и развитием смысловой стороны речи в целом.

– И, наконец, в пятом разделе даны основные направления, в которых проводится восстановление утраченных счетных функций.

БЕЙН Э.С., ГЕРЦЕНШТЕЙН Э.Н., РУДЕНКО З.Я., ТАПТАПОВА С.Л., ЧЕРНОВА А.Д. ПОСОБИЕ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ РЕЧИ У БОЛЬНЫХ С АФАЗИЕЙ. – М.: МЕДГИЗ, 1962. – 335С.

Методы восстановления речи после органических поражений головного мозга

Разделы: Логопедия

Общепризнано, что речь – это высшая психическая функция, которая является основным средством выражения мысли и средством общения. Следственно, потеря этого бесценного дара – дара речи – тяжело отражается на состоянии самого больного, на отношении к нему окружающих. Речь идет о больных с сосудистой и очаговой патологией, возникшей в результате инсультов, черепно-мозговых травм, опухолей мозга, нейроинфекций. И число таких больных стремительно растет. Часто у них начинает развиваться, наряду с невротической, и психопатологическая симптоматика как реакция на нарушение речевых и двигательных функций, а также на изменение социально-трудового статуса и положения в семье.

Как показывает опыт, спонтанное восстановление утраченной или нарушенной функции (движений, речи) у этих больных происходит лишь в очень ограниченной степени, а иногда не происходит вовсе. Появившийся речевой дефект может остаться навсегда, если пациент будет оставлен без специальной помощи. Поэтому работа с таким больным должна быть разносторонней, она требует системного совместного подхода со стороны невропатологов, специалистов по лечебной физкультуре, медицинских психологов, психиатров, логопедов. Для постановки правильного речевого диагноза и восстановления речи требуются логопеды-афазиологи, умеющие квалифицированно проводить нейропсихологический анализ речевой патологии и владеющие специальными методами коррекции речевого дефекта. Коррекционно-обучающая программа логопедической помощи больным основана на том, что речевая функция не локализуется в каких-либо ограниченных участках мозга, в связи с чем его очаговое, локальное поражение не приводит к полному выпадению функции. При нарушении мозгового кровообращения, при черепно-мозговой травме и других поражениях мозга обычно нарушается одна из составных частей, обеспечивающих речевую функцию: киностетическая, акустическая, программирующая либо планирующая. Потому и возможна компенсация одной нарушенной анализаторной системы за счет участия в ней другой. Рассмотрим одну из форм речевых расстройств – афферентную моторную афазию.

Афферентная моторная афазия

Она является одним из самых тяжелых речевых расстройств, возникающих при поражении постцентральных нижнетеменных отделов головного мозга, расположенных от центральной борозды до поля 39 – зоны перекрытия анализаторных систем (нижние отделы постцентральной зоны левого доминантного полушария на уровне вторичных полей).

Первичным дефектом при афферентной моторной афазии является афферентная артикуляторная апраксия, главным проявлением которой является распад системы артикуляторных поз звуков речи – артикулем, что приводит к невозможности воспроизводить звуки речи. В результате речь у больных часто отсутствует. В более легких случаях артикулируемые больными звуки воспроизводятся ими искаженно. Таким образом, наиболее характерными симптомами при афферентной моторной афазии являются либо полная неспособность артикулировать, либо наличие поисков артикуляции. У больных обнаруживаются беспорядочные движения языка, губ, прежде чем они смогут произнести тот или иной звук. Нередко артикуляционная апраксия сочетается с оральной апраксией, которая выражается в том, что больные теряют способность по инструкции выполнить определенные позы (“поднять язык вверх”, “поцокать”, “надуть щеки”, “вытянуть вперед губы трубочкой” и другие). При этом наблюдаются поиски позы, проявляющиеся в беспорядочных движениях языка и губ.

Спонтанная речь при грубой степени выраженности речевого дефекта у больных практически отсутствует. Часто выявляется речевой эмбол, состоящий из “осколка” слова (“ду-ду-ду”, “на-на-на”), или же речевым эмболом становится отдельное слово (“так-так”. “вот-вот-вот”. ). Он заменяет больным вербальную (словесную) речь при попытках общения с окружающими, эмбол эмоционально насыщен, богато интонирован, сопровождается жестами и мимикой.

При менее грубом дефекте речи спонтанная речь бедна и состоит из отдельных слов. Фразовая речь возможна лишь у отдельных пациентов, при этом фраза примитивна по логической структуре, имеется значительный словарный дефицит, произносительные трудности проявляются в виде поисков отдельных артикулем и приводят к звуковым искажениям и литеральным парафазиям (особенно в начале слов).

У больных с высокой степенью афферентной моторной афазии отсутствуют и речевые автоматизмы, артикулирование которых является высокоупроченным преморбидио (например, сопряженный и отраженный порядковый счет, пение со словами и так далее). В менее грубых случаях речевые автоматизмы сохраняются, и произносительные трудности в них в определенной мере оказываются сглаженными.

Повторная речь при грубой степени речевого расстройства больных практических отсутствует. Иногда возможно лишь повторение за другим человеком отдельных гласных звуков (с опорой на артикуляторный образ звука и по акустическому образцу). При менее грубой степени у больных с афферентной моторной афазией присутствует повторная речь, однако отмечаются серьезные произносительные нарушения.

Называние предметов в случаях грубых нарушений речи при данной форме афазии больным недоступно, так как они не могут найти соответствующие артикулемы. Если артикуляционная апраксия не слишком грубая, то больные в состоянии произнести отдельные номинации.

При грубой степени выраженности афферентной моторной афазии для больных невозможна также диалогическая речь. При менее грубой афазии имеется тенденция к использованию слов, содержащихся в вопросе, для формирования ответа. При этом присутствуют значительные произносительные расстройства.

Больные с грубой афферентной афазией в общем понимают обращенную к ним речь (ситуативно-бытовую). Более сложные виды речи не всегда доступны пониманию, особенно логико-грамматические обороты. Иногда у больных встречаются элементы отчуждения смысла слова при показе отдельных предметов и частей тела. Как принято считать, это обусловлено невозможностью полноценной опоры на проговаривание при восприятии на слух соответствующих слов и фраз. При менее грубом дефекте больным тяжело воспринимать развернутую диалогическую и монологическую речь, хотя фонетический слух у них сохранен. Таким образом, особенности понимания речи у пациентов с грубой афферентной афазией носят вторичный характер, являясь системным следствием недостаточности артикуляционных подкреплений.

У больных с данной формой афазии грубой степени чтение преимущественно глобальное, то есть они в состоянии прочитывать отдельные высокочастотные простые по звуко-слоговому строению слова и раскладывать подписи под картинками. При этом вслух пациенты не могут прочитать даже отдельные буквы.

При грубой афферентной моторной афазии письмо как функция отсутствует из-за распада ассоциативной связи “фонема – графема”. Больные не всегда могут написать даже свою фамилию. Но некоторым пациентам доступно списывание по типу “рабского копирования”, то есть они пытаются воспроизвести списываемый текст точно таким, каким он им предъявлен. Им недоступно письмо под диктовку даже тех слов, которые узнаются ими по названиям. При средней степени выраженности данной формы афазии письменная речь также грубо нарушена. Больные в состоянии списывать слова и даже небольшие фразы, но они не справляются с письмом подобного текста под диктовку.

Восстановление речевых функций при моторной афазии афферентного типа

При данной форме афазии используются как методы, направленные на преодоление первичного речевого нарушения, так и те, которые рассчитаны на устранение “вторичной” (системной) симптоматики. Для этой цели при наиболее грубой речевой патологии наиболее доступным для больных является использование растормаживающих и стимулирующих методов работы.

  1. Растормаживание произносительной стороны речи. Она достигается путем сопряженного, отраженного и самостоятельного произнесения автоматизированных речевых рядов: порядкового счета, называния дней недели, месяцев по порядку, пения песен со словами; окончания пословиц и фраз с “жестким контекстом”; моделирование ситуаций, стимулирующих продуцирование непроизвольных возгласов (“ой”, “ах”, “Боже мой”) и коммуникативно значимых слов (“надо”, “буду”, “не знаю”, “нет”, “да” и другие).
  2. Для стимуляции понимания ситуативной и бытовой речи при восстановительном обучении используются упражнения по показу предметов и ответам на вопросы в диалоге.
  3. При стимулировании глобального чтения применяется восстановительный метод, который заключается в раскладывании подписей под картинками (предметными и простыми сюжетными), сопряженное чтение.
  4. Для реконструкции артикулем используется оптико-тактильный метод. Важным приемом здесь является работа по автоматизации артикулем в словах, где они занимают разные позиции и различны по слого-ритмической структуре. Это необходимо для преодоления литеральных парафазий, то есть спонтанных пропусков, замен, перестановок или повторений отдельных звуков в словах.
  5. При восстановлении письменной речи предлагается написание наиболее привычных слов-идеограмм (“Россия”, “мама” и другие). В рамках письменной речи преследуется цель восстановления ассоциативной связи “артикулема – графема”. Это достигается путем списывания и написания буквы, соответствующих произнесенным звукам речи, и прочтение этих букв непосредственно после написания.

Кроме этих общепринятых методов восстановления речевой функции у больных с афазией мною применяются и собственные разработки.

Собственные разработки

    1. Для достижения более заметного эффекта при “растормаживании” речи больных предлагаю использовать убыстренный темп сопряженной речи с акцентацией темпа при помощи ритмичного хлопанья. Этот метод успешен в 40 процентах случаев.
    2. Если у пациента наблюдается неконтролируемое им увеличение темпа речи, в качестве дополнительного элемента к основной методике я предлагаю больному задание по списыванию слов печатными буквами. Поскольку, в отличие от начертания “прописью”, этот прием снижает темп выполнения задания (а больной “про себя” проговаривает те фразы, которые он запечатлевает на бумаге), это способствует в том числе снижению темпа устной речи, ибо заставляет пациента произносить слова практически побуквенно, чего сложно добиться иным путем.
    3. При моторной афазии афферентного типа нередко встречаются трудности произнесения первого слога в слове. Для решения этой проблемы я предлагаю больному произнести сопряженно со мною слог, вызвавший у него трудности. После того, как произнесение этого звукосочетания доходит у него до автоматизма, я без паузы включаю в сопряженное проговаривание целое слово и вместе с пациентом произношу его несколько раз. Приведу пример: если больной не может сопряженно проговорить целое слово “машина” (а произносит “шина”), ему предлагается много раз произнести слог “ма – ма-ма-ма-ма. “, после чего пациент без затруднений, на автомате, произносит все слово “машина”.
    4. Для лечения больных с крайне грубыми нарушениями письма предлагается задание по копированию слов. В рамках этого метода предлагаю прием: списывание печатными буквами и произнесение вслух коротких слов из двух, трех, а потом и четырех букв с открытыми слогами, затем с одним открытым, а другим закрытым, и так далее, постепенно увеличивая длину слов и усложняя их структуру.

Литература

  1. Шохор-Троцкая (Бурлакова) М.К. «Логопедическая работа при афазии на раннем этапе восстановления». М, «Медицина», 1972, 138 с.
  2. Цветкова Л.С. «Афазия и восстановительное обучение». М.: Просвещение, 1988, 103 с.
  3. Шохор-Троцкая (Бурлакова) М.К. «Стратегия и тактика восстановления речи». М.: В.Секачев, ЭКСМО-пресс, 2001 , 426 с.
  4. Шохор-Троцкая (Бурлакова) М.К. «Речь и афазия». М.: ЭКСМО-пресс, В.Секачев, 2001, 412 с.
  5. Визель Т.Г. «Основы нейропсихологии». М.: Астрель, 2005, 384 с.
  6. Винарская Е.Н. Клинические проблемы афазии (нейролингвистический анализ). М.: ТЦ Сфера, В.Ю. Секачев, 2007, 222 с.
  7. Визель Т.Г. «Как вернуть речь: Инсульт и нарушения речи, афазия, дизартрия». М.: ТЦ СФЕРА, В. Секачев, 224 с.
  8. Шохор-Троцкая (Бурлакова) М.К., Шаховская С.Н. «Логопедия: Методическое наследие: В 5 кн. Книга 3: Системные нарушения речи: Алалия. Афазия». М: Владос, 2007, 311 с.
  9. Визель Т.Г. «Нейропсихологическое блиц-обследование». М.: издатель В.Секачев, 2009, 24 с.
Ссылка на основную публикацию