Слухи и факты про логопеда

Вся правда о логопедах

Так получилось, что профессия логопеда овеяна множеством мифов и заблуждений, поэтому предлагаю разобраться и выяснить, кто же такой на самом деле этот специалист.

Логопед не врач! Это – педагог. Мы получаем педагогическое образование. Если быть более точным, специальное педагогическое образование. Конечно, бывают логопеды с первым (или вторым) медицинским образованием (как, например, психологи), но это совсем не означает, что его имеют все логопеды. При этом, любой логопед плотно изучал детскую невропатологию, знаком со всеми неврологическими диагнозами, способен расшифровать ваши медицинские карты и заключения невролога. И в целом, имеет чёткие знания о работе мозга, строении речевого аппарата, периферической и центральной нервной системы и т.д. Не зря говорят, что профессия логопеда стоит на стыке двух наук – медицины и педагогики.

Логопед не только ставит звуки! Звуковка – это наиболее очевидная, так скажем, заметная для окружающих часть работы логопеда. А между тем, мы работаем над развитием речи в целом! А это и звуковая сторона, и лексика (расширение и активизация словарного запаса), и грамматика и просодика (интонация, дикция и пр.).

В процессе занятий и постановки звуков, логопед совсем не обязательно будет залезать в рот ребёнку различными штуками (зондами, зондозаметителями). Почему-то многие родители боятся этого. В ряде случаев, без этого, к сожалению, не обойтись. Но тогда грамотный специалист готовит к таким манипуляциям ребёнка и проводит их очень деликатно, не вызывая никакого дискомфорта у малыша. А вообще, зачастую, звуки мы ставим по подражанию, не прибегая к механической помощи, а просто зная всякие секретики.
Логопед – специалист, который работает не только с детьми, но и со взрослыми, так что у кого там горловой «Р» или проблема с шипящими? – добро пожаловать!

Логопед не волшебник! Быстрые и качественные результаты всегда зависят не только от работы специалиста, но и родителя, и конечно самого ребёнка. Конечно если не выполнять рекомендаций и домашних заданий, результат от занятий всё равно будет, но не так скоро, как Вы ожидаете. Тут всё как с обычными тренировками – чем чаще и упорнее, тем ближе к победе. И мотивация ребёнка, как Вы понимаете, играет ключевую роль!

Как определить, хороший ли специалист Вам попался?

Ниже привожу 6 признаков хорошего логопеда:

  1. Первый, диагностический приём обязательно должен проходить в присутствии мамы, либо другого близкого для ребёнка человека, который сможет ответить на вопросы о речевом и общем развитии малыша. Либо логопед вначале беседует с ребёнком, а потом приглашает родителя на беседу (или наоборот). Если логопед просит вас подождать за дверью, а после общается с вами исключительно на тему предстоящих занятий, вам к нему не надо;
  2. логопед обязательно должен изучить медицинский анамнез ребёнка, заключения педиатра и невролога, и, конечно, предварительно предупредить вас о необходимости захватить с собой на приём эти материалы;
  3. логопед обязательно должен задавать вопросы о течении беременности и родах, о неонатальном периоде и, конечно, последующих этапах общего и речевого развития ребёнка. А очень хороший логопед будет задавать очень много подобных вопросов! Так что будьте готовы на них ответить. Поясню, подобные вопросы помогают специалисту установить возможную причину нарушений, а, значит, выбрать правильную стратегию коррекционных занятий. Теперь понимаете, почему они так важны?
  4. у хорошего логопеда должно быть много диагностических материалов и материалов для проведения занятий. Это и пособия, и различные игры, и игрушки. Всё это является залогом успешных занятий, ведь маленький ребёнок готов к восприятию нового только в форме игры, а значит разнообразие материалов будет мотивировать и увлекать его. Если у специалиста есть собственноручно изготовленные материалы и игры, вам повезло, вы попали к человеку, который «горит» своим делом, а это всегда хорошо;
  5. логопед должен быть приятен и близок вам как личность, как человек. Если изначально это не так, не стоит думать, что в последующем вы «сработаетесь», этого не произойдёт;
  6. логопед должен понравиться вашему ребёнку. Сразу, с первого приёма, без всяких вторых шансов.

Я не буду говорить об опыте и квалификации специалиста, здесь всё достаточно понятно и однозначно. Но имейте в виду, далеко не факт, что логопед с двадцатилетним стажем окажется лучше молодого активного специалиста с горящими глазами, с новейшими методиками, посещающего множество семинаров и курсов повышения квалификации.

Екатерина Петунина, мама двойняшек и практикующий логопед. Автор блога о детском развитии и речевом развитии детей.

Специально для Hipsta Mama.

Людмила Есипова о профессии ЛОГОПЕД

См. описание профессии ЛОГОПЕД

При слове «логопед» люди, далёкие от этой профессии, представляют себе Ролана Быкова в роли чудака, исправляющего «фифекты ечи» и «фикции».

К счастью, настоящие логопеды не походят на этого киногероя, а постановка звуков – всего лишь лишь малая часть того, чем они занимаются.

Так над чем чем же работает логопед? И легко ли это – поставить человеку правильную речь? Об этом «ПрофГиду» рассказала Людмила Григорьевна ЕСИПОВА, логопед со стажем в четверть века.

ПрофГид:В последние годы мы видим, что письменное общения теснит личные контакты. Логопедия при таком раскладе не теряет свои позиции? Что, если люди с проблемами артикуляции постепенно вообще уйдут в профессии, где можно работать дистанционно?

Людмила Есипова: Действительно, шквал интернетовского общения, с помощью эсэмэсок создаёт видимость популярности дистанционного общения. К счастью, природа любит гармонию и выравнивает перекосы, иногда насильственными способами. В данном случае всё не так плохо. Не только взрослые, но и дети с удовольствием пользуются как письменной, так и устной, по скайпу, речью и контактным общением.

Речевые нарушения появляются в детстве, часто в раннем детстве, поэтому занятия с логопедом появляются раньше, чем переписка.

Проблемы с артикуляцией – не самые сложные у современных детей. Сейчас много встречается детей, умеющих одинаково хорошо пользоваться как правой, так и левой рукой. Активность обоих полушарий – это прекрасно, но к сожалению, эта особенность для многих стала тормозом речевого и психомоторного развития. Поэтому логопедия стала даже более востребованной, чем раньше.

Людмила Григорьевна Есипова – логопед с 25-летним стажем.

Родилась в 1954 году в Москве, окончила в 1975 году музыкальное училище и работала учителем по классу скрипки в музыкальной школе им. Стасова.

В 1988 году окончила вечернее отделение МГЗПИ (Московский заочный государственный институт). В том же году открыла свой логопедический учебно-консультационный кооператив (ЛУКК) «Азафея». В последние годы сотрудничает с «Логопед.org».

Печаталась в журналах «Наш малыш», «Здоровье», в интернет-изданиях «Друг.ми» и «Школа жизни». Выступает в качестве консультанта-логопеда на телевидении.

Людмила, вы и сами – человек пишущий. Я всегда с интересом читаю ваши статьи, где вы делитесь своими наблюдениями и знаниями. Причем не только из области логопедии и не только из педагогики. Почему? В педагогике вам тесно? Или между логопедией и словотворчеством имеется какая-то взаимосвязь?

Логопедия – синтетическая профессия. За много лет работы с детьми я убедилась, что начинать надо часто с родителей, бабушек и дедушек. В основе речевых проблем всегда присутствуют нарушения в психомоторике, общении. Сверхтребовательность, поселившаяся в родителях вместе со страхом социальной и экономической неопределённости, страхом за будущее, сказывается на детях. У них страх совершить ошибку – чуть ли не врождённый, что отражается на мышечном тонусе, развитии речи и общей незрелости, приводит к гиперактивности, аутизму, логоневрозу.

Если начать анализировать, то становится понятна причина этого, кроющаяся в природе человеческой психики, а там – недалеко и до понимания смысла жизни, роли человека в природе. Когда понимаешь законы человеческого бытия и базовые законы природы, проще помогать пациентам справляться с логопедическими нарушениями. Часто приходится сначала укреплять веру в свои силы и возможности у ребёнка, а у его родителей – снимать страхи. И только потом ставить правильное дыхание (иногда у родителей тоже), и только потом – заниматься непосредственно речью: звуками, речевым ритмом, умением связывать слова в осмысленные фразы и удерживать логику повествования. Иначе в школе будут проблемы.

Как вы пришли в логопедию? Это был случайный выбор или кто-то в семье уже работал в этой области? Логопедия – раздел дефектологии. Вас это не пугало?

Мой случай, думаю, нетипичный. Я пришла в логопедию поздно. Моё первое образование музыкальное. Я скрипачка, много лет работала в музыкальной школе, пока не поняла, что больше не могу заниматься не своим делом. Случайно в жизни ничего не происходит, случайностью или чудом называют то, в чём не видят закономерности и не знают природы явления. А они есть всегда, и у меня так было. Судьба познакомила с хорошим логопедом, которая приехала защищать диссертацию в Москву и остановилась у нас.

Вот так я почти в 30 лет стала опять студенткой. Я теперь точно знаю, что настоящие поступки, необходимые в твоей жизни, совершаются в удивительной форме и всё складывается как бы само. Важно не испугаться и довериться. До сих пор удивляюсь, как у меня хватило сил работать и сутками вспоминать давно пройденную (часто мимо) школьную программу. Память развилась удивительно, толстенный учебник русского языка я тогда, ещё в восьмидесятые годы, перевела в схемы, уместившиеся в тонкой тетрадке. Я жила на одном дыхании.

После отличного окончания вечернего отделения в педвузе, я сразу открыла свой кооператив в 1988 году. Получается, что я начинала одной из первых. Создавали Союз Предпринимателей, общались между собой. Многие организации, сейчас крупные, тогда были начинающими, и отношения были человечными, открытыми. Жаль, что время восторженного идеалистического предпринимательства так быстро кончилось.

Почему я не боялась броситься в омут деловых отношений? Во-первых, я перед тем, как выпорхнуть на вольные хлеба, полгода работала, точнее, практиковалась в хозрасчётной логопедической поликлинике №8. Хочу моих тамошних коллег от всей души поблагодарить за знания, что в меня вложили. Я поняла, какие методики работают, а какие не работают и их лучше не применять. Во-вторых, поняла, что устроиться логопедом без протекции на хорошее место в Москве очень сложно, да и не люблю быть в роли подчинённой, работая только по утверждённым методикам.

Мой опыт показал, что не надо бояться менять образ жизни, профессию, вообще меняться, если душу не устраивает привычный уклад. Двери открываются идущему.

А самой вам приходилось в детстве бороться с какой-нибудь логопедической проблемой? Если да, то помните ли вы свои детские чувства по поводу неудач с произношением?

К счастью, не пришлось. А вот с ребёнком своим, появившимся, кстати, после того как я занялась своим любимым делом, пришлось работать. Как со звуками, так и с заиканием. Очень было сложно со своей кровиночкой заниматься, но оказывается, и это возможно.

Иногда лёгкое грассирование бывает по-своему обаятельно. Как на ваш взгляд, всегда ли надо искоренять дефекты речи?

Если вокруг ребёнка речевая среда без грассирующего «Р», нет шепелявости или других неправильных произношений, то исправлять нужно обязательно. Нарушение звукопроизношения – не причина, а следствие неправильной работы всего артикуляционного аппарата, тонуса, неразвитости фонематического слуха. Всё это потом сказывается на успеваемости в школе, если, конечно, не будут предприняты титанические усилия родителей и учителей.

Логика тут такая. Неготовность речевого аппарата создаёт трудности с произношением. Ребёнок перестаёт вслушиваться в речь – как в речь окружающих, так и в свою. Появляются проблемы с фонетико-фонематическим развитием. А это отражается на развитии как устной, так потом и письменной речи

Если в семье принято грассировать или произносить одноударный звук «Р», произносить мягкий «Л» вместо твёрдого, то это не дефекты, а особенности произношения. Хотя у меня были случаи, когда требовали поставить раскатистый «РР» ребёнку из еврейской семьи, проживающему в Америке. Приходилось долго объяснять бабушке, что за неделю подарок родителям ребёнка сделать будет очень сложно, несмотря даже на сверхактивность всех нянек. Но попробовать можно. Всякое бывало.

Логопед использует в работе многочисленные методики физического воздействия на проблему: массажи, упражнения, постановку языка с помощью специальных зондов и пр. Почему же тогда это называется педагогикой? Какую роль в вашей работе играет психология?

Логопеды работают как в учебных учреждениях, так и в поликлиниках, больницах.

Логопед должен знать биологию, физиологию человека, психологию, педагогику и много чего ещё, что может понадобиться в работе. Тут важны и твоя философия, и энергетика, актёрство, умение разыграть кукольный спектакль, сочинить по ходу стишок и сказку.

Со сколькими пациентами успевает поработать логопед за свой рабочий день? И как лучше работается – индивидуально или с группами?

Когда я начинала, то работала по 8 часов (тогда ещё были осколки СССР и многие приезжали лечиться в Москву) на одном дыхании. Логоневроз (заикание) считалось нужным убирать в группах. Только вскоре я поняла, что двух одинаковых логопатов не бывает, каждому нужен свой подход и многое идёт от моего настроя и силы убеждения. Поэтому я стала работать со всеми индивидуально. Работа в группе не даёт такого результата, как личный контакт с каждым отдельно. С каждым пациентом приходиться работать от получаса до часа, плюс работа (убеждением) с родителями. В среднем в день получается не больше пяти пациентов. Те, кто видел, как работает логопед, поймут, что на большее количество пациентов сил уже не будет. Зато, если работать полноценно, курс сокращается по времени. С точки зрения заработка, может, это и не выгодно, но мне важнее удовлетворение от результата работы.

Если заниматься с большим количеством пациентов, то дальше работа идёт на автоматизме и формально. Опыт позволяет данный факт сделать невидимым для пациента и родителей. Но сам-то логопед понимает, что можно было бы и качественнее провести занятие, больше решить задач.

От большого количества занятий устают все: и дети, и родители – а работа может оказаться недоделанной.

А от чего ещё зависит продолжительность курса? Сколько времени обычно занимает совместная работа пациента и логопеда?

Чтобы исправить какое-то нарушение речи необходимо разное количество занятий. Сначала – обследование и выработка стратегии занятий – в зависимости от готовности пациента, его настроя. Насыщенность занятий тоже может быть разная, это зависит от многих факторов. Часто – от того, сколько информации может принять пациент и какую способен выдержать нагрузку.

Занятия с малышами идут около получаса. А со старшими дошкольниками и взрослыми – 45 минут или (если ленятся) даю сдвоенное занятие. Им бывает достаточно одного такого, дальше начинают заниматься сами усиленно.

Работа может затянуться из-за нежелания ребёнка заниматься, неумения родителей проявить разумную волю. Или, например, из-за частых болезней, отъездов на отдых, к бабушке, часто меняющихся планов… И тогда ребёнок понимает, что результата всё нет, начинает активно сопротивляться. Чаще первыми сдаются родители, всё же занятия и их обременяют.

Но если всё складывается хорошо, то постановка звуков занимает около месяца, логоневроз – три недели занятий с логопедом (дальше около года – самостоятельная работа дома).

Алалия, аутизм, дизартрия, афазия, судорожный синдром, к моему сожалению, требуют много времени. Занятия могут затянутся на год – полтора.

Люблю работать быстро, чтобы никто не успел разочароваться и устать.

Логопеды часто специализируются на каких-то определённых речевых проблемах. На заикании, например. Или на «трудных» звуках. А вы с какими диагнозами любите работать?

Жизнь так устроила, что работаю с любыми речевыми диагнозами. Бывали случаи, когда я боялась браться за работу, случаи были сложные, но было интересно, и это подталкивало к использованию нестандартных методик.

Работаете только с детьми? Дети любят заниматься?

Со всеми приходилось заниматься, и с полуторагодавалыми, и с пенсионерами. С детьми заниматься в последние годы стало сложнее. Как я уже сказала, детки сейчас необычные: амбидекстров * много, и поэтому их эмоциональная и волевая сфера – слабая. Неврозы, слабое здоровье, быстрая утомляемость – всё это вынуждает находить необычные формы занятий. Дети любят заниматься уже тогда, когда многое у них начинает получаться, и они получают веру в свои возможности.

Читайте также:  Звук (3), буква З - конспект НОД
* Амбидекстр – животное или человек с одинаково развитыми полушариями мозга и, соответственно, с одинаковой степенью владения левой и правой руками (лапами), без выраженного доминирования одной из них.

А со взрослыми как?

Со взрослыми, как странно ни покажется, сложнее: некому их мотивировать к занятиям. У детей родители и игрушки всякие – прекрасные мотиваторы.

Однако лёгкость в работе зависит не от возраста пациента, а от его характера, натуры и окружения, воспитания.

Как вам кажется, для кого в сегодняшней Москве легче найти хорошего логопеда? Для взрослого человека или для малыша?

Я не могу ответить за всю систему, но по моему мнению, легче найти для ребёнка. Таких логопедов просто больше. Кроме школьных и дошкольных логопедических кабинетов есть ещё в поликлиниках и больницах. Для взрослых выбор сужается, да и работать часто логопеды предпочитают узкоспециализировано. Хотя в нашей компании «Логопед.org», где я сейчас работаю, все специалисты – универсалы.

Есть такое убеждение, что логопед, не особо напрягаясь, гребёт деньги, если не совковой лопатой, то хотя бы совочком. Насколько это реально – заработать себе на жизнь частной практикой?

Опять за всех отвечать не буду. Родители тех детишек, с кем я занимаюсь, практически всегда присутствуют на занятиях и тоже несут часть ответственности за качественные занятия. Они помогают ребёнку и хорошо понимают, чем и как я занимаюсь. (Если только не создаётся ситуации, что ребёнок лучше работает без родителей.) Они видят, как приходится работать и какая у меня отдача. Да, работать нужно хорошо, но это требует много сил. Хотя во время занятий я забываю обо всём: об усталости, головной боли, ещё каких-то сложностях. Мы с ребёнком – творим. После занятий мою усталость видит только муж. Можно работать с полной отдачей и чувством удовлетворения и жить достойно, без излишеств.

По себе я знаю, что редактор постоянно редактирует тексты. Даже устные. Слушает, хорошо ли структурирована речь, верно ли расставлены акценты, выбраны слова. Прикидывает более удачные варианты. И чаще всего это происходит машинально. Сама удивляюсь, когда ловлю себя на этом. А вы? Не изнуряете себя постоянной диагностикой чужого произношения?

Было такое, но к счастью, прошло. Я могла даже в транспорте (сейчас муж возит) начать давать советы и рассказывать, что и как делать. Но отмечать про себя, какая речь и как поставлено дыхание, продолжаю. Очень раздражает плохая речь и плохо поставленное дыхание у дикторов, ведущих и певцов. Да, сложно.

Есть ли какие-то особые требования для логопеда? Кому вы никогда не посоветовали бы идти в логопедию?

Логопед – это врач и педагог одновременно. Как и врачом, так и педагогом надо родиться. Без терпения, творческих задатков, любви к детям ничего не получится. Точнее, будут несчастный специалист и несчастные его пациенты.

Что вы посоветуете человеку, который только задумывается над профессией логопеда?

Пойти поработать в спецшколу или в логопедический детский сад хотя бы воспитателем.

“Начнем заниматься, а там будет видно” — как выбрать хорошего логопеда

Дает прогноз или “там будет видно”

— Родители приняли решение обратиться с ребенком к логопеду. Как понять, хороший это специалист или нет?

— Гарантий, к сожалению, нет. Стоит, мне кажется, обратить внимание вот на такие моменты:

  • Есть ли у специалиста диплом профильного вуза (лучше того, что на слуху, очная форма обучения) или курсы?
  • Повышает ли квалификацию регулярно (не реже, чем в 5 лет, а лучше ежегодно) или не делает этого.
  • Есть ли дополнительные специализации.
  • Берёт ли супервизии или опирается только на свои знания. Есть ли наставники, учителя или только базовое образование. Достаточно часто родители детей мне говорят, что логопед, который с ними занимается — моя ученица, а я об этом и не знаю. Студентов, слушателей действительно много, но, согласитесь, ученик – это эксклюзив.
  • Специалист долгое время трудится на одном рабочем месте или часто меняет их.
  • Есть ли опыт работы по специальности или его нет.
  • Специализируется ли на конкретном диагнозе или умеет всё.
  • Работает ли комплексно, в команде или только конкретно его помощь.
  • Даёт ли прогноз или говорит «как пойдёт, там будет видно».

Позволю себе ещё цитату логопеда в обсуждении на фейсбуке, который касается последнего пункта: «Никогда не даю прогноз, не обещаю за определённый срок убрать проблемы».

Меня это очень расстраивает, я посмотрела страничку логопеда – опытный. Так захотелось спросить: а если не будет называть сроки восстановления функции врач (я понимаю, что могут быть осложнения, нюансы в смене лечения)? Когда врач говорит «прогноза нет», это очень волнительно. Или юрист отводит на решение проблемы месяц, пусть с запасом, но прогноз по решению проблемы получен. Это показатель профессионализма во многих профессиях — и в логопедии тоже.

Очень хорошо, когда специалист планирует свою деятельность. Не так страшно, когда после дообследования вносятся корректировки, хорошо, когда идёт наблюдение в динамике. Хуже, когда прогноза нет совсем.

— А можете сказать конкретно, сколько времени нужно, чтобы поставить звуки или, например, звук [р], исправить дисграфию?

Ольга Азова. Фото: Анна Данилова

— Сразу договоримся, что информация по детям, у которых только нарушения речи, нет задержки психического развития (ЗПР), умственной отсталости.

Для постановки звука [р] в самом сложном варианте — полгода, а в основном гораздо быстрее.

Если у ребёнка дизартрия (нарушение произношения и просодики вследствие нарушения иннервации речевого аппарата, возникающее в результате поражения нервной системы) много звуков нарушено, то нужно учитывать, что большее время уйдёт на автоматизацию. Тут при самом хорошем подходе — два года.

Про дисграфию так. Если у ребенка до школы не было речевых проблем, либо было диагностировано фонетико-фонематическое нарушение, то год, при смешанной форме — два. Если было общее недоразвитие речи и появились не только нарушения письма, но и письменной речи (дизорфографии), то такой ребёнок занимается 3-4 года, то есть всю начальную школу.

Стоит уточнить, что в подгруппах работа может проходить дольше, чем на индивидуальных занятиях. Родителям я говорю, что если у ребёнка «4» и «5» по математике (в расчет идут объективные оценки), то по коррекции дизорфографии буду заниматься год, если вы будете выполнять домашние задания, два года – если мы занимаемся с ребёнком вдвоём, без помощи родителей.

Какие вопросы нужно ожидать от логопеда, и если он не задал их при знакомстве с ребенком, стоит насторожиться?

— Смотря с какой проблемой пришёл ребёнок. Если это тяжёлое нарушение речи, то, конечно, нужно время, чтобы оценить работоспособность ребёнка и уровень помощи семьи при выполнении домашних заданий. Через несколько занятий это уже будет понятно.

Конечно, дети, как и взрослые, живые люди со своими желаниями и настроением, это нужно учитывать при первом знакомстве. Может так быть, что сначала какую-то проблему логопед не обнаружил, но в процессе первых занятий всё встанет на свои места.

Иногда на консультации кажется, что проблема чуть легче или, наоборот, чуть тяжелее, но через несколько занятий всё будет понятно окончательно. Нужно немного сработаться и привыкнуть к друг другу.

Некоторые особенности развития можно оценить только процессуально. Например, ребёнок усваивает материал несколько дольше, чем изначально спланировал логопед. В течение совместного труда становится понятно кого из команды специалистов нужно подключить к работе, чтобы максимально эффективно решить задачу.

— Стоит ли родителям побывать на занятии?

— Решать по ситуации. У меня разный опыт. Когда я была школьным логопедом, то буквально уговаривала родителей посетить наши фронтальные занятия, но максимум, на что они соглашались, это раз в год — открытое занятие и родительское собрание.

В индивидуальной работе с точностью наоборот, многие родители почти всегда присутствовали на занятиях с тем, чтобы дома максимально делать, как я. Сейчас у нас в центре очень сложные дети, которые сильно отвлекаются на присутствие родителей, поэтому, несмотря на то, что запрета нет, ждут в коридоре, но при желании можно услышать всё, что происходит за дверью или записать на камеру/диктофон занятие.

“А нам он помог”

— Когда должны появиться результаты, как понять, есть они или нет? Как понять, что их нет и что дело – в непрофессионализме?

— Результаты есть всегда, можно сказать, почти с первого занятия. Вот, например, ребёнок не мог делать артикуляционное упражнение при постановке звука – стало получаться, не было указательного жеста – есть, не владел проверкой и нахождением места безударного гласного даже в простых словах – научился.

Нужно ставить промежуточные цели, но идти к генеральной.

У каждого занятия есть цель, которую ставит логопед себе и может соответственно поделиться с родителем. Если она выполнена, то всё идёт правильно.

— Если логопед предлагает что-нибудь дополнительно, как понять – это действительно нужно или нет?

— Логопед должен аргументировать. Если, например, в процессе занятий становится понятно, что материал усваивается медленнее, чем обычно это происходит у детей с похожей проблемой или, обнаруживаются другие дефициты, которые напрямую связаны с речью, но логопед с этим непосредственно не занимается, то специалист предлагает обратиться за помощью к коллегам – психологу, массажисту, нейропсихологу.

Я за разделение труда. Нельзя проводить логопедическое занятие и одновременно не развивать память или внимание, но и нельзя только этим заниматься, для этого есть другой специалист. Не нужно исправлять дисграфию на физкультуре, для коррекции нужны занятия в тетради, но если у ребёнка диспраксия (касается выполнения некоторых ежедневных действий, требующий сложной интеграции на уровне мозга между схемами движения и основными функциями), то ему будут показаны занятия, на которых непосредственно этим занимаются – сенсорная интеграция, кинезиология, нейропсихология, физическая культура.

Вот сегодня пришла на консультацию девочка, которая долго молчала, но сейчас уже говорит, и у мамы как раз вопрос – «справится ли на этом этапе один логопед». Только я хотела сказать «нет», как выясняется, что сад частный и там полный арсенал специалистов, которые комплексно занимаются с детьми: массажист, музыкальный педагог, психолог, тренер в бассейне и спортзале. Ответ в результате был другой – «справится», если он качественно подходит к проведению занятий.

— При выборе специалиста всегда ли полезны рекомендации знакомых, что вот, кому-то он очень помог?

— Мне кажется, что это важно. Особенно, если люди близкие, мнению которых уже доверяли в других ситуациях, у детей похожие диагнозы.

Если люди надёжные, то в данном случае это не просто «сарафанное радио», а удачный опыт людей. Тут же речь не идёт про рекламу и не обсуждается человеческий фактор, а только профессионализм.

Вот ребёнок долго молчит и ему помогли заговорить, у него было сложное поведение и семье помогли с ним справиться, на письме было много ошибок и ребёнок перестал их делать, не выговаривал звуки и за год полностью исправил недостатки звукопроизношения. Ряд можно продолжить.

Мне кажется, что самое важное именно то, что это конкретный опыт ребёнка и семьи, а не виртуальные рекомендации абстрактных людей.

Вы видите результат и можете его оценить, особенно, если до этого была действительно проблема.

Мы же даже в более простых вопросах, как, например, стрижка, не идём к первому встречному мастеру, а к тому, чьи результаты нам нравятся. Но в любом случае нужно понимать, что это будет лично наш опыт и ответственность, именно так к этому нужно относиться.

Закончил институт — специалист на века

— Родители нередко жалуются, что сегодня очень сложно самостоятельно выбрать хорошего логопеда. Почему сложно?

— Раньше, до 90-х годов, в нашей стране было всего несколько дефектологических факультетов при поступлении на которые проходил очень серьёзный отбор студентов, был стабильно высокий конкурс.

Но сегодня настало такое время, когда количество заболеваний, связанных с нарушениями речи, поведения, интеллекта увеличилось в разы.

Рухнуло классическое образование логопедов. Вуз берёт всех, кто пришёл, а студент руководствуется тем, что “высшей математики при обучении нет, как-нибудь два вопроса выучу”.

Дело уже не только в номинальной конкуренции, а именно в качественном отборе.

Кстати, и любовь к детям, и мотивация к профессии, и желание помогать, тоже ранее учитывали во время собеседования по профотбору, но и, кроме большой составляющей, которая заключается не только в душевности, но и умению найти подход к ребёнку, важное – знание, и главное, умение помочь ребёнку или взрослому.

Существует система контроля над работой логопедов?

— Системы контроля практически нет, во многих городах распущены даже методические объединения. Я была в одном учреждении — там три года подряд увольняли по логопеду. Год проработал, детям не помог, все нарушения и проблемы как были, так через год и остались – уволили, взяли нового — и так три года. То есть на протяжении этого времени дети в этом детском учреждении не получали помощь.

Логопеды отказываются работать с детьми, если проблема чуть сложнее, ссылаясь на отсутствие опыта, несмотря на то, что в дипломе написано, что это его профессиональная компетенция. Многие также пробуют, не получилось – оставили ребёнка совсем без помощи.

— Как можно изменить ситуацию?

— Специалистов спасёт только обучение, повышение своей квалификации. Мне пишут многие коллеги, готовые учиться.

У меня есть хорошая коллега, известный человек, которая, используя своё базовое образование, по сути освоила новую профессию, прошла массу серьёзных обучений, курсов, благо сейчас можно обучаться новому, даже не выезжая из страны. Авторы оригинальных методик приезжают в Россию.

У нас нет опыта повышать квалификацию путём разовых консультаций у более опытного коллеги — супервизии. Я могу ошибаться, но причины две – это стоит денег и как-то не принято, зазорно что ли, особенно, если уже есть какой-то опыт. Конечно, повезло тем, у кого были и есть учителя, с которыми добрые отношения как с наставниками. к которым можно обратиться за помощью, и тем, кто работает в команде, имеет возможность коллегиальных профессиональных разборов.

У нас практически нет профессиональных ассоциаций. А если и есть таковые, то они номинальные, работы они не ведут.

Также нет и ступеней роста специалиста.

Закончил институт, и всё, ты специалист на века. Нет промежуточных тестирований, если человек меняет специализацию. Нет периода, когда молодой специалист работает под руководством более опытного коллеги, а сразу идёт и, что называется, «пробует на детях». Наставничество – это скорее исключение.

Для контролирующих организаций — нужна система оценок, градаций, независимые аттестации. И опять речь не про то, что куплен сертификат, что просто написан реферат. Очень хочется качества.

Логопедические мифы

«Оптимизм – это недостаток информации”

«Оптимизм – это недостаток информации» – заметила Раневская, с присущим ей чувством юмора.

Наверно, поэтому среди молодых мамочек больше пессимисток, чем оптимисток, ведь источников информации великое множество: Интернет, бабушки, соседки по площадке, СМИ и т.д. Такая информированность часто приводит к росту тревожности мамы, формированию страхов. Так и получается, что обилие информации нуждается в систематизации – отделению мифов от правды. Попробуем стать оптимистами и разобраться, какие сведения о развитии речи малышей нам напрасно пытаются преподнести, как истину в последней инстанции, а какие сведения полезны и правдивы.

Как правило, все мифы о развитии, воспитании и обучении деток можно с легкостью перечислить и систематизировать, поскольку передаются из уст в уста не одно десятилетие. Просто удивительно, до чего живучи заблуждения!

  • В каждом возрасте малыши должны говорить строго определенное количество слов.

Ребенок не робот, поэтому не существует строгих норм по количеству слов в тот или иной период его развития, как нельзя с точностью до недели ожидать, когда малыш начнет ходить или собирать пирамидку. Ребенок – прежде всего индивидуальность, и не уважать особенности развития конкретного малыша мы не можем. В логопедии существует лишь приблизительное количество слов, тот минимум, на который мама может ориентироваться.

Так, первые осознанные, узнаваемые слова могут не появляться до 1 года, а с года до 1,3- 1,4 – достаточно, чтобы малыш использовал в речи 3-4 слова. Многие мамы, услышав про завышенные планки по количеству слов (10-20 в 1 годик), пугаются, не учитывая, что словом является и лепет, относящийся к предмету или явлению. Так или иначе, этот подход довольно узок, поскольку оценивая речь крохи, необходимо обращать внимание и на объем понимания обращенной речи, и на эмоциональность и любознательность малыша, и на речевую активность, которая может проявляться безостановочным лепетом, «мычанием», вокализациями. Оценивать речь ребенка только по количеству слов, которые он произносит, нельзя.

  • Один мальчик (девочка, племянница, внучка) молчал до 3 лет, а потом сам заговорил целыми фразами.

Кто и когда первый это придумал – теперь неизвестно, но вред от этого заблуждения огромный. Многие мамы, замечая, что с речью крохи не все в порядке, тянут с посещением специалистов год за годом, нанося развитию малыша непоправимы ущерб. Существуют определенные законы развития, в том числе и речевого, которые гласят, что к 2 годам у малыша должна быть сформирована фразовая речь (то есть предложения из 2-х слов, пусть даже лепетных). Если этого не произошло и к 2,6 годам – время бить тревогу и идти на прием к логопеду. Не бывает так, чтобы ребенок с сильной задержкой речевого (а, следовательно, и умственного) развития вдруг, неожиданно начал догонять своих сверстников без специальной помощи. Для этого у малыша просто нет ресурсов, плюс «стаж» задержки речи уже большой.

Не верьте, когда Вам говорят, что ребенок молчал, молчал, а потом – раз и начал говорить, такого не бывает. У каждого человека свои представления о речи, и если одним скудная, но все же речь – это ребенок говорит, а для других тоже самое – это молчит. И зачастую у наших бабушек размываются временные понятия, и они не помнят, что говорил ребенок в 2 года (правильно, это ведь лепет – речь двухлетнего ребенка), зато хорошо запоминаются фразы, которые, естественно, появились после 3 лет.

  • Речь формируется до 5 лет, а значит, раньше идти к логопеду не стоит .

Из этой же серии утешительные советы бабушек, знакомых и соседок: «Мальчишки вообще позже начинают говорить», «Зато всё понимает, взгляд какой смышлёный» и пр. А потом пяти, а то и шестилетнего ребёнка с «кашей» во рту приводят к специалисту и просят подготовить к школе. И оказывается, что время упущено. Ведь на развитие речи могут повлиять и проблемы со слухом, зрением, щитовидной железной и даже нервной системой, а также многие психические заболевания. Чем раньше выявится патология, тем меньше риск возникновения серьёзных логопедических проблем, поскольку сенситивный (чувствительный) период для развития речи – возраст именно до 5 лет.

  • Детский садик стимулирует развитие речи.

Часто родители плохо говорящего 2-3-хлетки решают отдать его в садик, чтобы «разговорился». Детский коллектив малышу необходим, это бесспорно. Есть мнение о полезности детского садика для социализации крохи, для общего развития. Но сам по себе детский коллектив далеко не всегда положительно влияет на активизацию речи ребенка. По статистике далеко не все ребята начинают лучше говорить, посещая сад. Во-первых, неизбежные простудные заболевания, особенно с высокой температурой, отбрасывают развитие малыша назад. Во-вторых, для многих и многих деток садик – это стресс, так откуда же взяться раскованности и непринужденному говорению? В-третьих, многие детки с нарушенным речевым развитием чувствуют себя неуютно рядом со сверстниками – «болтунами», они испытывают неуверенность, тревогу, часто замыкаются или проявляют агрессию. Нередки случаи появления запинок в речи, логофобии (страха говорения).

Так или иначе, если малыш плохо говорит для своего возраста, ему необходима помощь для стимуляции речи. До 4-х лет это могут быть логопедические занятия в развивающем центре или группе кратковременного пребывания. А после 4-х – логогруппа при садике. Там малышу будет комфортно, занятия помогут лучше говорить, и развитие речи нормализуется. Отдавать кроху в садик по причине задержки речи неразумно.

  • Другие уже вовсю болтают, а мой – все никак.

Сравнивать своего малыша с другими – дело абсолютно бессмысленное. Детки развиваются не только по общим, единым для всех законам развития, но и с учетом ндивидуальных особенностей. К таким особенностям относятся состояние здоровья крохи, темпы созревания центральной нервной системы, темперамент. Какой смысл сравнивать два разных темперамента? И тот, и другой имеют плюсы и минусы, но по-разному влияют на темпы и качество развития речи малыша. Поэтому, если уж сравнивать, то только достижения самого ребенка за какой-либо промежуток времени. Например, еще месяц назад двухлетний карапуз говорил вместо «лошадка» – «иго-го» а сегодня уже –«лясядка», а еще через месяц – «ляшадка». Такой подход дает полное и объективное представление о том, как развивается речь крохи, а дополнить эти сведения поможет логопед. Кроме тревоги и неудовольствия сравнение с другими детьми имеет и массу других негативных последствий. Потому что всегда найдется ребенок способнее, умнее, успешнее, чем наш собственный. И где та грань, после которой сравнение с чужими успехами превращается в критику и осуждения своего малыша? Сегодня он хуже говорит, а в 4 года он «еще не читает, как…», а в 7 лет «пишет, как курица лапой, в отличие от…». Чтобы малыш рос уверенным в своих силах и в любви мамы и папы,
нельзя позволять себе сравнивать его со сверстниками.

  • У ребенка особенный путь развития, он настолько гениален, что придумал свой язык, и разговаривает только на нем.

Оставим в стороне вопрос об «особых» способностях детей. Родителю в любом случае нужно уметь включать логику: если ребёнок необычен, тогда тем более нужно помочь ему научится говорить правильно. Иначе как он покажет миру свою уникальность? От того, что ребёнку поставят «р» или научат контролировать дыхание, а то и вовсе научат говорить, его неповторимая личность нисколько не пострадает, волшебство не развеется — наоборот, получит новое наполнение и размах. Научившись правильно разговаривать, ребёнок получит больше инструментов для самовыражения.

  • Телевизор и развивающие компьютерные программы полезны для развития речи.

Несколько раз встречалась с тем, что мамы стимулируют и поощряют просмотр неговорящими детьми телевизора, «чтобы скорее заговорил». Ребёнок скорее заговорит, если общаться с ним, рассматривать вместе игрушки и рассказывать про всё, что он видит.

Но дело в том, что весёлая картинка, которая двигается, издаёт звуки и говорит, не мотивтрует ребёнка озвучивать эту картинку. Когда малыш рассматривает карточки и рисунки в книге или держит в руках резинового зайчика и машинку, то ему приходится «заставлять» этих персонажей звучать — вслух или мысленно. Сначала ребёнок издаёт простые звуки — «мяу-мяу», «би-би-би»; попозже — когда появляются в речи глаголы — сюжеты и «речь» игрушек и картинок усложняется.

А с телевизором никаких усилий не нужно: киси, зайчики, паровозики и прочие обитатели детского мира прекрасно общаются, рассказывают чудесные истории и двигаются. Малышу остаётся только наблюдать. Он и наблюдает пассивно. И развивается — тоже пассивно.

  • Подрезание уздечки решает речевые проблем «Может подрезать чего. »

…Нервно вздрагивая, бедный логопед отгоняет картину, чего там можно подрезать, чтобы ребёнок «с» произнёс правильно. Родители уточняют, а то вдруг логопед не в курсе последних научных достижений: «Ну, уздечку такую… может, её подрезать надо?»

Иногда бывает, что рекомендуешь ребёнку логопедический детский сад для детей с заиканием, а родителям не хочется переводить туда ребёнка — и они тоже с надеждой спрашивают про подрезание этой самой уздечки. Это уже вообще попахивает средневековьем: в те времена логопедов не было, поэтому, чтобы немые заговорили, заики перестали заикаться, а шепелявые перестали шепелявить, им просто-напросто делали надрезы под языком. Не подъязычную связку надсекали, а от души так вырезали в языке кусочек кожи и мышечной ткани. Кто выживал, даже иногда начинал говорить. По моему мнению — от страха.

Подъязычную связку, так называемую уздечку, действительно иногда надо подсечь, если у ребёнка слабо выражен кончик языка, если язык не дотягивается до верхнего нёба и иногда — если нарушено формирование прикуса. В большинстве случаях уздечку возможно растянуть при помощи специальных логопедических упражнений и массажа.

  • Сейчас много хорошей методической литературы, все логопедические проблемы можно решить самостоятельно.

И не только логопедические. Ещё, говорят, зубы можно самим удалять, коли приноровиться … А если серьёзно, то самодеятельность здесь – не лучший вариант. Родители – неспециалисты не могут быть твёрдо уверены, что их собственное звукопроизношение, их фонематический слух идеальны, что тот или иной звук должен произноситься именно так. Ребёнок будет усердно долбить языком находя то положение языка, при котором звук «похож» на правильный. Родители рады – сами справились! Не рад лишь один логопед: он знает, что с этого «почти правильного» звука на окончательно правильный перейти будет в десять раз сложнее, чем до самодеятельных занятий. Необходимо проконсультироваться со специалистом, чтобы он показал родителям нужный звук и объяснил, как его произносить. А уж повторять пройденное можно и самостоятельно – с книжками.

  • Чтобы получить хороший результат, нужны ежедневные занятия с логопедом.

Если таким считать перегрузку и детскую ненависть к противной тёте с её картинками – да. Если нужен иной результат, заниматься стоит не больше 2-3 раз в неделю. В остальные дни можно самостоятельно повторять упражнения минут по 10-15, не больше. Существуют логопедические санатории, где с детьми занимаются ежедневно. Но там занятия групповые, потому и нагрузка меньше. На индивидуальных занятиях с логопедом ребёнку приходится работать гораздо больше, и потому их нельзя проводить ежедневно.

  • Параллельные занятия с логопедом и репетиром по иностранным языкам ускоряют процесс развития речи.

Драмкружок, фотокружок… И за кружок по рисованию тоже все голосовали. Зачастую родители (разумеется, из лучших побуждений) хотят научить ребёнка всему и как можно раньше. Но перед тем как вести чадо в очередной развивающий центр, задайте себе вопрос: с какой целью? Если хотите, чтобы ребёнок серьёзно изучал язык, ему нужны индивидуальные занятия с педагогом. Но в таком случае необходимо проконсультироваться с логопедом. Если ещё не все «наши» звуки поставлены, а параллельно начинается изучение «же не манж па сис жур», ребёнок может просто запутаться в звукопроизношении. Ведь один и тот звук в русском, английском или французском может иметь разную артикуляцию.

В двуязычных семьях ребёнок поймёт, как правильно, – для него это будет органично, при изучении языка с педагогом – не всегда. «Облегчённое» обучение иностранному языку в группе со стишками-песенками на произношение вряд ли повлияет, но и практической пользы тоже не принесёт. С таких занятий дети обычно выносят пару фраз, десяток слов, не более.

  • Длительное (больше 1 года) грудное вскармливание может помешать развитию речи.

Мышцы лица привыкают к однообразным движениям, и потом ребенку будет тяжело выговаривать звуки.(. )

Длительное грудное вскармливание (1-3 года) – здоровое, физиологичное явление. Более того, когда ребенок сосет грудь, у него задействованы все мышцы артикуляционного аппарата, и у таких детей проблем со звукопроизношением намного меньше.

Но если вдруг ребенок сосавший грудь до 3 лет имеет проблемы с речью, то естественное вскармливание тут совсем не причем, надо искать другие причины.

Логопед нужен для того, чтобы исправлять речь. А если речи нет, то и логопеду делать нечего. Если речь отсутствует (как правило, отсутствует активная речь, отсутствие пассивного понимания бытовой речи в условиях погружения в языковую среду маловероятно), то логопед должен заняться ее постановкой в широком смысле слова, на всех уровнях языковой системы, а не только отдельными звуками.

Логопед, как профессия: представление, плюсы и минусы, работа и перспективы

Существуют разные специальности. Каждая из них выполняет определенные функции. С детьми работают не только воспитатели и учителя, но и психологи, дефектологи, музыкальные руководители.

  • Исторический экскурс
  • Востребованность в современном мире
  • Европейские страны
  • Качества специалиста
  • Плюсы и минусы профессии
  • Особенности обучения

Исторический экскурс

Наука появилась не так давно. Активный пик ее развития пришелся на 50-е годы XX века. До этого предпринимались попытки выделить речевые нарушения в отдельную группу. Сохранились упоминания о разных дефектах в Древней Руси.

Косноязычными называли людей, которые с трудом разговаривали. Фофлю — шепелявых, то есть тех, кто не выговаривал свистящие звуки. Заякливый — заикающийся. Выделяли и полностью немых.

У славян не было четкого разделения по нарушениям, но выделялись следующие группы:

  • глухие;
  • с недостатками звукопроизношения;
  • с нарушением темпа и ритмики.

Создано множество пословиц, поговорок о красоте речи, ее связи с мышлением. Славяне были уверены, что дефекты посланы высшими или темными силами в наказание.

В Европе Каменский первый задался вопросами правильного формирования речи. Он подчеркивал, что в норме ребенок не должен быть картавым или иметь другие проблемы с произношением.

В середине IX века начались попытки коррекции заикания. В это время дефекты речи считались медицинской проблемой. Поэтому занимались ими медики.

Количество отечественных работ крайне мало, в основном в Россию приходят переводы литературы из Европы. Активно изучается афазия, ринолалия, тахилалия, косноязычие. Врачи активно ищут причины появления проблем, способы их преодоления.

В 1877 в России выделяют науку логопатология. Ее объектом был человек с патологиями речи, а предметом было наблюдение за ним. Происходит сравнение разных форм, разрабатываются методы преодоления. В это время еще нет научных работ, которые были бы посвящены теории.

К концу IX века появляются труды отечественных ученых. Олтушевский, Хмелевский и другие выделили два подхода к исследованиям нарушений. Первый базировался на выполнении упражнений без учета дефекта, второй предполагал детальное изучение причин возникновения.

В начале двадцатого века была выделена логопедия как отдельная наука. Основная история развития приходится на середину двадцатого века. Предпринимается попытка создания классификации, разрабатывается клинико-педагогический ее вариант.

Организуется помощь детям с нарушениями речи. С 1920 году начинают готовить дефектологов. С 50-х годов идет перемещение логопедии в педагогическую отрасль.

Появляется психо-педагогическая классификация Левиной. Активно развивается сеть дошкольных и школьных учреждений для детей с нарушениями речи. Во всех поликлиниках открывают кабинеты, где помощь оказывают специалисты.

Была разработана система коррекционных школ, которых было восемь видов. Созданы училища для лиц с инвалидностью. Педагоги делали упор на обучение и адаптацию всех лиц с ОВЗ.

Логопеды написали ряд фундаментальных трудов по коррекции разных нарушений, способах их выявления. Они начали заниматься развитием междисциплинарного подхода, разработкой категориального аппарата.

Востребованность в современном мире

Актуальность логопедии растет с каждым годом. С начала 90-х неуклонно растет количество детей с нарушениями речи. Доктора часто ставят задержку речевого развития, алалию, неправильное звукопроизношение.

Речь тесно связана с мышлением, памятью, вниманием и деятельностью. Без этой функции психика не будет полноценно развиваться. Вторично возникают проблемы интеллекта.

Ученые доказали, что эффективнее всего работать с устранением дефектов в дошкольном возрасте. Без овладения устной речью не будет письма и чтения. Если ограничиваются социальные контакты, то это негативно сказывается на развитии личности.

У взрослых после инсульта и травм головы наблюдается распад речевой функции. При правильной работе специалиста ее восстановят.

Востребованность логопедов остается высокой. В будущем появится спрос на занятия с детьми 2-3 лет. В науке появляются новые проблемы, есть потребность в специальной литературе.

Европейские страны

В Европе логопедов называют речевыми терапевтами. Для работы нужно получить среднее медицинское образование. Специалисты работают как в государственных учреждениях, так и частным образом (последнее не везде разрешено, в Дании такая деятельность под запретом).

Создаются реабилитационные центры, отделения в больницах. В детских садах и школах работают логопеды. Они проводят мониторинг, выявляют группу риска. В отличие от России, в Европе сфера больше смещена в сторону медицины, чем педагогики.

Самый высокий уровень подготовки в Бельгии, Португалии, Голландии.

В Германии обучение разделено на две ступени. Во времена разделения на две части существовала система переподготовки кадров – воспитатели, учителя начального звена имели право пройти дополнительное обучение в течение двух лет. После чего они считались логопедами.

В современном мире сначала человек получает степень бакалавра и его навыки ориентированы на практическую деятельность. После он может стать магистром, и это больше нужно тем, кто собирается развивать науку.

Различаются взгляды на коррекцию. При заикании основную работу выполняет психолог. Внимание уделяется интеграции детей с ОВЗ в среду обычных детей.

Способы коррекции аутизма, расстройства аутистического спектра (РАС), детского церебрального паралича (ДЦП) были разработаны в Европе и после перешли в Россию. В обучении широко используются методы бихевиоризма.

Качества специалиста

Перед окончанием школы сложно делать выбор. Перед выпускником открыто множество вузов и колледжей. Для логопеда важны такие качества, как терпеливость, тактичность, нравственность. Нужно уметь находить подход к родителям, убеждать их в необходимости коррекционной помощи.

Для того чтобы логопед пользовался востребованностью, у него должна быть высокая квалификация. Он должен грамотно выбирать средства коррекции, уметь проводить диагностику, планировать работу, использовать основные принципы обучения.

В этой профессии имеет большое значение этика. Родители больного ребенка находятся в шоковом состоянии. Некоторым из них тяжело признать дефект сына или дочери. Они будут отказываться начинать работать над исправлением.

Логопед обязан держать себя в руках. Не допускается пренебрежение, отвращение. Нужно уметь соблюдать дистанцию и не осуждать родителей.

Еще одно главное качество логопеда — чистая и грамотная речь. Не должно быть картавости, шепелявости, других дефектов. Не допускается обилие просторечных выражений, орфоэпических ошибок и т. п.

Речь учителя — образец для ребенка. Поэтому он стремится к идеалу. Нужно хотеть работать с детьми, помогать им справляться с трудностями.

Плюсы и минусы профессии

Заниматься с детьми не так легко. Логопаты (лица с патологиями речи) отличаются проблемами личностного характера. Придется потратить усилия для установления контакта. Еще один минус специальности — результат приходится ждать долго. При тяжелых нарушениях человеку придется трудиться 3-4 года для улучшения ситуации.

Для устранения алалии, заикания, афазии нужно около трех−пяти лет. В некоторых случаях удается добиться незначительного улучшения.

В детских садах и школах специалисты вынуждены заполнять большой объем документации. Это не входит в рабочее время.

Существенный минус — низкая зарплата. В регионах средняя ставка — 10 тысяч рублей. В Москве и Санкт-Петербурге ситуация лучше, там она около 44 тысяч.

К плюсам можно отнести короткий рабочий день — в государственных учреждениях он 4 часа. Делается надбавка за особые условия труда — отпуск длится 56 дней, а не 28. Специалисты всегда будут востребованы, потому что у детей все чаще появляются проблемы с развитием.

Всегда есть возможность вести частную практику. В таком случае цена за занятие устанавливается самостоятельно.

Преимущество работы — отдельный кабинет. Вопрос с его наполнением решается по-разному. Где-то руководство образовательного учреждения его предоставляет, в других ситуациях логопед сам все покупает.

Мотивация логопеда — это возможность сделать людей лучше. Исправление дефектов речи приносит удовольствие. Особенно приятно видеть успехи в случае тяжелых нарушений.

Особенности обучения

Логопедия не является врачебной отраслью. Основная цель работы не лечить малыша, а учить его правильно говорить. Для того чтобы пойти учиться, нужно выбрать подходящий вуз. Чаще всего это обычный государственный или педагогический университет.

В Москве учат в МГПУ, в РГПУ им. Герцена, в Новосибирске НГПУ, в Челябинске ЮУрГГПУ.

Если у человека уже есть диплом о высшем образовании, то ему можно пойти простым путем — закончить магистратуру. При наличии педагогического профиля достаточно курсов переподготовки.

Если нужны знания, то стоит тщательно выбирать, куда пойти учиться и где качественно преподают специальные предметы. Важно получить не корочку, а знания.

В центре патологии речи и нейрореабилитации в Москве учат на афазиологов. Это специалисты, которые занимаются коррекцией афазии. Это более углубленный курс. Учат в нем и на заикологов.

Прежде чем начать зарабатывать, человеку нужно пройти многочасовую практику под надзором специалиста

Специальности врач-логопед не существует. Иногда себя так называют лица с медицинским образованием, которые выучились на дополнительную специальность.

Большой спрос на логопедов-дефектологов. До принятия двухступенчатой системы образования (бакалавриат, магистратура) был специалитет. Он подразумевал овладение двумя профилями. Это была тифлопедагогика, сурдопедагогика, олигофренопедагогика с дополнительной специальностью логопедия. В итоге получалась профессия олигофренопедагог-логопед.

В современном мире это разные специальности. Под логопедом-дефектологом часто скрывается олигофренопедагог-логопед. Родители боятся такого сочетания, поэтому появился смягченный вариант.

Мифы о логопедах и логопедической работе
занимательные факты на тему

Это важно знать!

Скачать:

ВложениеРазмер
mify_o_logopedah_i_logopedicheskoy_rabote.docx134.36 КБ

Предварительный просмотр:

МИФЫ О ЛОГОПЕДАХ

И ЛОГОПЕДИЧЕСКОЙ РАБОТЕ

Миф 1 :
Логопед – это кто? Врач? Этот миф широко распространен. Однако это не совсем так, логопедов готовят на дефектологических факультетах педагогических институтов. Логопед не лечит, он исправляет, его задача – коррекция, компенсация и дальнейшая адаптация. Хотя работать он может и в паре с врачом, что приблизит вас к наилучшему результату скорее.
Миф 2 :
Часто можно услышать такое мнение: «Зачем заниматься с логопедом, все равно рано или поздно ребенок заговорит?» Это еще один из самых распространенных мифов. Если ребенок не говорит или говорит неправильно – то не потому, что он просто ленивый или балуется. Для этого есть причина. Причин для плохой речи может быть тысяча. Это и проблемы с нервной системой, и дефекты в строении органов артикуляции, и многое другое. Чтобы узнать настоящую причину – необходимо пройти обследование у специалистов. Но прежде, чем обращаться к специалисту, надо четко дать себе отчет, что причина вовсе не в лени ребенка.
Миф 3 :
«Почему звуки не ставят за 1-2 занятия?» Некоторые мамы слышали от других мам, как ребенку быстро поставили звук и требуют, чтобы их ребенку тоже поставили звук за 1-2 занятия. Такое, конечно, бывает, но очень редко. Ведь у каждого ребенка свой темп развития, характер, темперамент. Быстрых и качественных результатов можно добиться только при регулярной и комплексной коррекции.
Миф 4 :
«Речь формируется до 5 лет, значит идти к логопеду нет смысла». По законам речевого развития у ребенка должна быть сформирована фразовая речь уже к двум годам. И в этом вопросе не всегда родители без помощи специалиста в состоянии оценить, задерживается ли речевое развитие или нет. На речь могут повлиять различные соматические и другие проблемы – так что чем позже родители начинают заниматься этой проблемой, тем труднее с ней справиться. И если в 2,5 года ребенок не заговорил или в 3-4 года произносит звуки искаженно, то это показание для прохождения консультации у логопеда. И кстати, не стоит забывать о том, что речь – функция мозга, поэтому важно взаимодействие «невролог-логопед». Ведущий специалист по сопровождению и лечению – невролог, а по коррекции – логопед!
Миф 5 :
«Ребенок наследует особенности речи родителей». Ребенок не рождается со способностью к речи, он ей овладевают в ходе развития. И у каждого это свой путь: у родителей могли быть одни причины для возникновения недостатков и нарушений речи, а у ребенка могут быть совсем другие. Часть особенностей может и перейти к ребенку, но это не обязательно.
Миф 6 :
Считается, что задача логопеда — только коррекция звуков. Но логопеды занимаются и развитием лексики, и грамматического строя, и исправляют дефекты не только устной, но и письменной речи.
Миф 7 :
Некоторым кажется, что нет ничего сложного в логопедии. И прочитав 2-3 книги по логопедии, считают себя вполне компетентными. На самом деле это большое заблуждение, и многие убеждаются в этом, когда сталкиваются с трудностями. Получается не так, как написано в книге, звуки не ставятся, а иногда ставятся не правильно, очень частая ошибка, когда у ребенка закрепляется горловое «р».
Миф 8 :
Многие считают, что ребенок должен заниматься сидя смирно за столом. Это конечно очень удобно, но так бывает не всегда. Часто дети страдают разными неврологическими проблемами. Дети могут вертеться, крутиться, вставать, отвлекаться, часто это не говорит о неэффективности занятия. Можно заниматься на полу. Необходимо давать ребенку перерыв, маленькие физминутки на 5-10 минут.
Миф 9 :
«Если пропустим занятие — ничего страшного не произойдет, мы же выполняем задания логопеда». На самом деле это широко распространенное заблуждение о том, что выполнение заданий логопеда могут заменить занятия с самим специалистом. Очень часто бывает, что занятия по каким-либо причинам пропускаются, и из-за пропусков получается меньше занятий в месяц, нарушается систематичность.
Миф 10 :
«Во время обследования логопеда интересует уровень интеллекта ребенка». В первую очередь во время обследования логопеда интересует состояние речи, дефекты произношения. Поэтому не надо переживать, если тестовые задания вам покажутся либо слишком легкими, либо слишком сложными. Не надо отвечать за ребенка и уверять, что «он все знает». логопед все-таки хочет послушать самого ребенка, посмотреть на его реакцию, поведение.
Миф 11 :
“Ребенок будет заниматься, если ему интересно”. Это не совсем правильная установка. Логопед делает все возможное и зависящее от него, чтобы занятия были интересны, но часто у детей с недостатками речи снижен познавательный интерес. И мотивировать ребенка должны родители, они лучше знают, как его заинтересовать. Логопед решает все проблемы с речевым развитием путем систематических, длительных занятий, совместными усилиями педагога, ребенка и родителей.
Миф 12 :
Моему ребенку нельзя делать логомассаж, потому что у него эпилепсия. Неврологи сообщают важную информацию: логомассаж возможен, если пациент будет принимать противоэпилептические препараты и регулярно наблюдается у врача!

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Представлены рекомендации воспитателям для закрепления речевых навыков у детей (по лексическим темам) ,(словарь, лексико-грамматические игры, связная речь).

Аннотацияк Рабочей программе учителя-логопеда по логопедической работе с детьми 5-7 летнего возраста, имеющими нарушения речи для групп общеразвивающей направленности в условиях логопункта.

Родительское собрание в старшей логопедической группе Тема: «Логопедическая работа во II периоде. Взаимосвязь работы семьи и логопеда». Время проведения: II период обучения, февраль.План:1.

Результаты работы логопеда зависят от степени участия в ней родителей. Взаимосвязь работы логопеда и родителей осуществляются в форме индивидуальных консультаций, тренингов, наглядной информации, откр.

С О Д Е Р Ж А Н И Е I. ЦЕЛЕВОЙ РАЗДЕЛ1.1. Пояснительная записка1.2. Характеристика детей дошкольного возраста с ТНР1.3. Цели и задачи программы1.4.Подходы и принципы и к формир.

В этом разделе представлена общая схема логопедической работы по формированию фонематических процессов у детей с нарушением речи, а также игры, используемые на каждом из этапов работы (консультация дл.

Консультация учителя-логопеда «Особенности логопедической работы с СНР&raquo.

Логопед-дефектолог — о том, чем грозят нарушения речи

Логопед-дефектолог с 30-летним стажем Елена Острогляд убеждена, что если у ребёнка «каша» во рту — ждать нельзя! Это — упущение родителей, которые пускают проблему на самотёк.

Рабочий стимул

Татьяна Боева, kamchatka.aif.ru: Елена Казимировна, ваша профессия очень специфичная. Как вы пришли в неё?

Елена Острогляд: После первого института — педагогического — я работала во вспомогательной школе, так называемой коррекционной. И меня заинтересовали дети с особенностями психофизического развития. Но чтобы стать настоящим специалистом, способным работать с такими детьми, знаний, полученных в вузе, не хватало. И я решила продолжить образование. В то время в Советском Союзе было всего шесть институтов, где готовили дефектологов-логопедов, и один из них в Минске. Специальность действительно остродефицитная, конкурс был 16 человек на место.

– Просветите немного по поводу особенностей детского развития — с чем вам приходится работать?

– У нас существует несколько специализаций. Сурдопедагогика подразумевает занятия с детьми, страдающими нарушениями слуха, тифлопедагогика — зрения, олигофренопедагогика — воспитание и обучение детей с умственной отсталостью, логопедия — речевые нарушения. И это неполный перечень особенностей работы дефектолога и логопеда. Например, по логопедической классификации только нарушений речи насчитывается более десяти. А у детей с нарушением интеллекта наблюдается системное недоразвитие речи.

Иногда на приём приходят дети, которые не разговаривают вообще. А потом начинают говорить. И это самый сильный стимул в нашей работе.

– Сами дети вряд ли запишутся к вам на приём. Когда родители должны забить тревогу и обратиться к специалисту?

Может не соответствовать возрасту словарный запас, или быть нарушение грамматических конструкций речи, когда ребёнок неправильно строит фразу, или проглатывает окончания — всё это должно послужить поводом для обращения к специалисту.

Следить за развитием ребёнка необходимо с первых дней жизни! Особенно большое внимание в первый год нужно уделять развитию мелкой моторики рук, работе пальчиков: в коре головного мозга центры артикуляции и управления движениями рук находятся в ближайшем родстве. А детский лепет обязательно должен появиться у малыша к 4-5 месяцам. К году-полутора — первые слова, а к двум годам — фразовая речь.

– Но иногда родители говорят — мол, сами заговорили в три года и ничего страшного…

– Могу сказать как специалист: если первые слова появляются у ребёнка в 3-4 года — это нарушение развития. Проблемы с речью ведут за собой задержку развития всех психофизических процессов: интеллекта, памяти, внимания. Слышали такой термин «ЗПР» — задержка психического развития? Некоторые родители бояться этого диагноза, и напрасно. Здесь, в отличие от умственной отсталости, имеет место обратимость интеллектуального дефекта. Особенность ЗПР — неравномерность нарушения различных психических функций. Например, логическое мышление может быть даже более сохранным, чем внимание или память. В этом случае задача логопеда-дефектолога — подготовить ребёнка к школе, развить речь с тем, чтобы он пошёл в первый класс. Иногда достаточно два-три раза показаться специалисту.

В одном лице

– Есть разница в работе логопеда и дефектолога?

В конце 80-х в Петропавловске, кстати, было три логопеда на весь город. А сейчас почти в каждом детском саду есть и логопед, и дефектолог. Хотя, по моему глубокому убеждению, эти специалисты должны работать в одном лице. Как можно заниматься только с речью, не развивая высших психических функций, внимания, памяти, сенсорных, цветовых ощущений? Всё должно быть в комплексе!

– Всегда ли нарушения речи свидетельствуют о недостатке развития?

– Вовсе нет. Но если такие нарушения есть, один логопед не справится. Невролог, психотерапевт, иглорефлексотерапевт, врач ЛФК, массажист — вот примерный список специалистов для решения проблемы.

И ещё один очень важный момент, на который хочу обратить внимание: один специалист, даже самый лучший, без участия родителей мало чего добьётся. Взаимосвязь очень важна! Иногда достаточно даже одной грамотной консультации, чтобы мама и папа справились с детской проблемой сами.

Французская дикция

– Вы работаете только с детьми?

– Нет, часто со своими речевыми проблемами обращаются и взрослые. Например, однажды пришёл на приём молодой парень, у которого был горловой, грассирующий звук «р», на французский манер. Это не нравилось его невесте, и девушка поставила условие: ликвидировать недостаток речи. Работал молодой человек вахтовым методом, и у него было время для интенсивных занятий. Мы решили его проблему. Но я спросила у парня в шутку, не проще ли невесту поменять? Супружество — очень ответственный шаг. Если девушка уже сейчас хочет переделать будущего мужа, то что будет дальше? И ещё я посоветовала ему учить французский язык.

Однажды пришёл зрелый мужчина с просьбой выправить дикцию: его назначили на ответственную должность, а он «л» и «р» чётко не выговаривал. Приходилось ставить произношение даже диктору телевидения. Кстати, сейчас в театральные и в военные училища не берут студентов с дефектами речи. У меня сын учится в институте гражданской авиации, и его сокурсник не выговаривал «р». После первого курса на очередном медосмотре парня предупредили: или исправляешь речь, или отчисляем…

А в Белоруссии в пединституты не берут с плохой дикцией — и это правильно! У педагога речь должна быть безукоризненной.

Ссылка на основную публикацию