Восстановительное обучение при семантической афазии

Методика восстановительного обучения при семантической афазии

1. Восстановление понимания пространственных отношений.

2. Восстановление понимания грамматических структур.

3. Восстановление понимания сравнительных понятий.

4. Восстановление понимания логических отношений в предложении и в связном высказывании.

На первой стадии обучения проводится работа внеречевого характера. В случаях тяжелого нарушения пространственного гнозиса работу полезно начинать с приема узнавания нарисованных геометрических фигур разной сложности путем сличения заданного образца с рядом других образцов (контрольных).

Активный зрительный анализ фигур, направленный на поиск одинаковых в пространственном отношении элементов, помогает сконцентрировать внимание больного на осознании пространственных отношений предметов, их элементов. От узнавания пространственно-ориентированных фигур можно переходить к заданиям, в которых требуется воспроизведение фигур по образцу: сначала срисовывание, затем конструирование фигуры из элементов (палочек, спичек, кубиков и т.п.).

Вся работа сначала ведется по рисованному образцу, без концентрации внимания на специальных словах, обозначающих пространственные отношения (вверх, вниз, направо, налево и т. п.). Осознанное отношение к этим словам и их связи с определенными действиями вводится позже, когда к образцу присоединяется и речевая инструкция («положите палочку направо, а другую – наверх» и т. д.).

При этих же заданиях параллельно отрабатываются сравнительные понятия «меньше – больше», «темнее – светлее» с опорой па взаимоот-ношения реальных предметов пли элементов конструкций, которые выполняются больными.

После этих заданий можно переходить к восстановлению осознания схемы своего тела, его положения в пространстве.

Описанная система приемов (и упражнений), предусматривающих восстановление осознания пространственных отношений предметов, схемы тела, и постепенный перевод этих действий на речевой уровень создают благоприятную почву, на которой можно начинать работу по восстановлению понимания сложных логико-грамматических структур речи.

На второй стадии лучше всего начинать работу с восстановления общего понимания письменного текста без специальной работы над пониманием определенных логико-грамматических формулировок. С этой целью используется прием анализа предложения с опорой на соответствующую сюжетную картинку (или ее часть). Этот прием и ряд соответствующих упражнений к нему помогают восстановлению понимания у больного тесной связи грамматической формы слова с его значением и определенной ситуацией.

Далее в этой системе приемов используется работа с предметными картинками. В этом случае также предметом осознания является грамматическая форма слова. Больному даются устные задания, в которых слово-наименование того или другого предмета все время меняет свое грамматическое оформление. В этих заданиях внимание больного фиксируется на изменении грамматической формы одного и того же слова в зависимости от изменения ситуации, словесное выражение подкрепляется картинкой и соответствующим действием больного.

Отрабатываемый материал закрепляется в письме. Больной должен заполнить пропущенные места в предлагаемых ему предложениях одним и тем же словом, но в соответствующем падеже. В других упражнениях больной должен обнаружить и исправить ошибку. Тексты, над которыми идет работа, нужно постепенно увеличивать в объеме и усложнять по грамматическому строю.

Восстановление понимания логико-грамматических формулировок следует начинать с тех, которые пострадали в меньшей степени.

На первой стадии обучения уже была начата работа над пониманием сравнительной конструкции, на второй стадии необходимо продолжить эту работу, но уже сделав предметом сознания не взаимоотношения реальных предметов, а слова, обозначающие эти отношения.

Восстановление значений таких понятий, как «больше – меньше», «толще – тоньше», «светлее – темнее» и т.д. нужно обязательно начинать с уровня материализованной формы действия. Только действия с реальными предметами или схемами, отображающими смысл отрабатываемых слов, могут привести больного к пониманию значения этих слов.

С этой целью в работу вводят сначала прием классификации предметов по заданному абсолютному признаку. Каждая группа предметов обозначается соответствующим словом, отражающим выделенный признак; слова записываются парами в тетрадь под соответствующими рисунками.

Отрабатываемые таким образом сравнительные понятия закрепляют в ряде упражнений. Например, больным предлагается путем сравнения реальных (или нарисованных) предметов ответить на вопрос: «Что светлее?», «Что короче?» или «Что толще?» и т.д.; позже, наоборот, больные должны уже уметь самостоятельно выделить у данных им групп предметов общий признак, провести на его основании сравнительный анализ всех предметов, разделить их на группы и обозначить соответствующими словами, отражающими относительность выделенного признака.

Восстановление понимания предлогов и их значения в вербальном контексте лучше всего начинать с восстановления восприятия пространственных отношений предметов. Работа должна идти в направлении постепенного абстрагирования от пространственных взаимоотношений конкретных предметов с последующим обобщением и схематизированием этих отношений и переводом их на речевой уровень.

Обучение начинается с манипуляций с конкретными предметами в пространстве по заданному образцу. Образец постоянно меняется, в соответствии с этим меняется и положение предметов в руках больного. После манипуляций с предметами больной выполняет задания, в которых от него требуется активное вычленение из окружающей обстановки нескольких пар предметов, пространственное расположение которых относительно друг друга соответствует образцу.

После ряда подобных заданий можно переходить к работе над обобщением и схематизированием пространственных взаимоотношений предметов. С этой целью больному предлагается нарисовать схему, соответствующую заданному образцу, в которой должно быть отображено пространственное расположение предметов относительно друг друга.

После отработки этого действия больному даются уже схемы, по которым он должен найти в окружающей обстановке несколько пар предметов с соответствующим пространственным расположением.

Только после такой развернутой и последовательной работы, направленной на восстановление осознанного анализа отношений предметов в пространстве, можно переходить к формулированию пространственных отношений в речи с помощью соответствующих конструкций с предлогами. В этот период обучения осуществляется ряд упражнений, в которых больной выполняет задания по речевой инструкции.

Предыдущая работа позволяет перейти на четвертую стадию обучения – к восстановлению понимания сложной и тесной связи грамматической структуры речи и смысла.

Научить больного умению ставить вопросы к словам внутри предложения – это значит научить его пониманию взаимосвязи слов друг с другом, пониманию смысла предложений и целых высказывании. К этой цели можно попытаться подойти с помощью отработки умения больного ставить вопросы по смыслу в предложениях с недостаточной (незаконченной) информацией. Предложения произносятся педагогом обязательно с продолжающейся интонацией, на фоне которой у больного легче может возникнуть нужный вопрос.

Позже отрабатываемая таким образом связь переносится на уровень письменной речи, в которой эта связь фиксируется и осознается больным. После отработки этого умения необходимо давать больному письменные упражнения (без предварительной устной отработки) с пропущенными словами, вместо которых стоит связанный с искомым словом вопрос.

Семантическая афазия

Семантическая афазия — это системное речевое расстройство, возникающее при поражении области височно-теменно-затылочного стыка левого полушария. Характеризуется нарушением понимания семантики, сложных грамматических конструкций, расстройством зрительно-пространственного гнозиса, акалькулией, элементами апраксии. Диагностика включает логопедическое и неврологическое обследование, церебральную нейровизуализацию, исследование мозговой гемодинамики, анализ цереброспинальной жидкости. Логопедическая коррекция проводится поэтапно на фоне этиопатогенетической терапии и восстановительного лечения.

МКБ-10

  • Причины
  • Патогенез
  • Классификация
  • Симптомы семантической афазии
  • Диагностика
  • Лечение семантической афазии
  • Прогноз и профилактика
  • Цены на лечение

Общие сведения

Семантическая афазия впервые описана английским врачом-неврологом Генри Хэдом, затем подробно изучена отечественным учёным А. Р. Лурией. Патология представляет собой расстройство глубинного понимания значения слова в контексте тонких логико-грамматических речевых конструкций. Поскольку в основе афазии лежит нарушение восприятия семантики слова, в логопедии она получила название «семантическая». Данный вид нарушения речи рассматривается как составная часть синдрома ТПО, возникающего при патологии церебральной коры на стыке височной (темпоральной), теменной (париетальной) и затылочной (окципитальной) долей. Наиболее часто семантическая афазия встречается вследствие перенесённого инсульта у пациентов среднего и пожилого возраста.

Причины

Синдром ТПО развивается вследствие поражения коры темпоро-парието-окципитального стыка. Среди непосредственных причин патологии основная доля принадлежит острым цереброваскулярным нарушениям (инсультам), факторами риска которых выступают атеросклероз, артериальная гипертензия, мерцательная аритмия, клапанные пороки, сахарный диабет, васкулит мозговых сосудов. Прочими возможными этиофакторами являются:

  • Опухоли головного мозга. Инвазивные внутримозговые опухоли (глиобластомы, медуллобластомы) ТПО локализации прорастают окружающие ткани, разрушая кору и её связи с нижележащими структурами. Неинвазивные неоплазии по мере роста сдавливают кору, что приводит к дисфункции и гибели нейронов.
  • Черепно-мозговые травмы. Происходит непосредственное повреждение нейронов зоны ТПО в момент травмы или их последующая компрессия нарастающей посттравматической гематомой. Возможно ятрогенное травмирование коры при проведении нейрохирургических вмешательств.
  • Воспалительные процессы. Энцефалиты, менингоэнцефалиты, абсцессы головного мозга специфической (туберкулёз, сифилис) и неспецифической (бактериальной, вирусной, грибковой) этиологии обуславливают развитие воспалительных изменений. В условиях воспаления возникает дисфункция нейронов коры, и появляется семантическая афазия.
  • Нейродегенеративные заболевания. В начальном периоде прогрессирующие церебральные нейродегенерации (например, болезнь Альцгеймера) обуславливают умеренную дисфункцию нейронов ТПО стыка. Затем прогрессирующая атрофия коры приводит к более грубым смешанным расстройствам речи.

Патогенез

Этиофакторы вызывают поражение темпоро-парието-окципитальной области мозговой коры (поля 21, 37, 39, 40 по Бродману), которые являются третичными полями блока приёма, переработки и хранения экстероцептивной информации. Задача данных полей — объединение полимодальной информации (симультанный синтез). Семантическая афазия возникает вследствие расстройств указанных функций, необходимых для объединения деталей в единое целое. Первичное понимание слова, связанное с его звучанием, сохранено. Нарушения касаются процесса дальнейшего уточнения смысла слова в контексте предложения, что ведёт к дефектам понимания обращённой речи. Параллельно возникают расстройства пространственного восприятия, конструктивная апраксия, элементы специфической амнезии с трудностями поиска отдельных, необходимых для формирования высказывания слов.

Классификация

В литературе понятие о степенях тяжести данной патологии размыто. Большинство авторов полагает, что существуют преимущественно лёгкая и среднетяжёлая степень нарушений. Однако указания отдельных специалистов на наблюдаемые ими случаи грубо выраженной симптоматики позволили выделить также тяжёлую степень. Таким образом, семантическая афазия классифицируется на 3 степени тяжести:

  • Лёгкую. Нарушено установление причинно-следственных связей. Возникают сложности при подборе синонимов и антонимов, интерпретации сложных речевых оборотов. Наблюдаются трудности в решении логических задач.
  • Среднетяжёлую. Затруднено понимание логико-грамматических конструкций и переносного смысла слов. Отмечаются существенные трудности в решении математических задач, выполнении счётных операций.
  • Тяжёлую. Выраженные расстройства зрительно-пространственного восприятия: апрактоагнозия, акалькулия, нарушение схемы тела. Понимание грамматических оборотов и предложно-падежных конструкций недоступно.

Симптомы семантической афазии

В клинической картине грубые речевые нарушения отсутствуют. Фразовая экспрессивная речь обычная по объёму и темпу, но строится простыми предложениями без употребления сложных синтаксических конструкций. Возможны аграмматизмы. Пациент отлично понимает отдельные слова и просто построенную речь. Усложнение используемых собеседником речевых конструкций вызывает непонимание и растерянность. Затруднено восприятие причастных и деепричастных оборотов, синтаксических конструкций, отражающих причинно-следственную связь, пространственное расположение. Утрачивается смысл поговорок, пословиц, метафор, общепринятых выражений – они воспринимаются буквально, интерпретируются в прямом значении слов.

У больного нарушено понимание семантики слова: слова воспринимаются предметно без учёта их грамматической формы. Например, существительные «бег», «прыжок» пациенты относят к глаголам, а глаголы «зеленеть», «хорошеть» – к прилагательным. Нарушение понимания грамматической категории слова (части речи, рода, падежа, числа) обуславливает невозможность выполнения инструкций типа «Покажите стакан карандашом», «Покажите зеркало указкой».

Семантическая афазия сочетается со зрительно-пространственной агнозией — искажённым восприятием пространственного взаимоотношения предметов. В результате нарушается понимание речевых конструкций с предлогами (под, над, на, в), сравнительных форм (меньше, больше), атрибутивного родительного падежа (пальто отца, машина водителя), временных оборотов (перед выходными, после зимы). Нарушается восприятие географических карт, ориентировка по часам. Наблюдается пространственно-конструктивная апраксия — пациент не способен расположить предметы по заданию «ручку слева от линейки и справа от ластика». Потеря ориентировки в числовых разрядах и конструктивная апраксия делают затруднительным последовательное выполнение ряда счётных операций, развивается акалькулия.

В ряде случаев семантическая афазия сопровождается амнестическими трудностями, выражающимися в затруднении поиска названия предмета или понятия при построении высказываний. В подобных ситуациях пациенты используют синтагматический приём описания функции («то, чем рисуют») или называют категориальную принадлежность предмета («такая мебель»). Письменная речь упрощена, не содержит сложных грамматических оборотов. Чтение сохранно, но возникают затруднения в понимании длинных предложений, имеющих сложную конструкцию.

Диагностика

Поскольку семантическая афазия редко бывает грубой, она часто не диагностируется неврологами. Выявление речевых нарушений возможно только при выполнении специальных заданий. Верификация вида церебрального поражения требует проведения инструментальных исследований. Наибольшую диагностическую ценность представляют следующие обследования:

  • Консультация невролога. Включает сбор анамнеза: наличие ЧМТ, контакт с инфекционным больным, первые признаки заболевания, характер и темп их развития. В неврологическом статусе возможна асимметрия рефлексов, умеренный правосторонний гемипарез, гемигипестезия. При помощи специального тестирования выявляется расстройство пространственного гнозиса и праксиса, акалькулия.
  • Консультация логопеда. Диагностирует затруднённое восприятие сложных высказываний, нарушения семантики слова, пространственно-конструктивных взаимоотношений, элементы амнезии при поиске необходимого слова. Исследование слухоречевой памяти патологии не определяет. Артикуляция полностью сохранна. Письмо и чтение затруднительны при работе с грамматически сложными предложениями.
  • МРТ головного мозга. Нейровизуализация зоны ТПО позволяет определить размер и характер её поражения. Чаще всего наблюдаются постинсультные очаги. Возможно выявление воспалительных фокусов, атрофических очагов, абсцесса, опухоли, кисты головного мозга. При противопоказаниях к МРТ, наличии гематомы может потребоваться проведение церебральной КТ.
  • Цереброваскулярные исследования. Оценка гемодинамики осуществляется при помощи транскраниальной УЗДГ, дуплексного сканирования, МРТ церебральных сосудов. Обследование позволяет диагностировать гемодинамические расстройства в бассейне левой среднемозговой артерии.
  • Люмбальная пункция. Производится при предположении о наличии нейроинфекции. Даёт возможность оценить ликворное давление и получить цереброспинальную жидкость. В случае воспалительного характера заболевания анализ ликвора выявляет цитоз с преобладанием лейко- или лимфоцитов, умеренное увеличение белка.

Дифференциальная диагностика проводится с прочими речевыми нарушениями. От дизартрии афазия отличается полной сохранностью функционирования артикуляционных органов. В отличие от акустико-гностической, акустико-мнестической афазий, семантическая протекает с сохранением фонематического восприятия, слухоречевой памяти. Динамическая афазия характеризуется ограничением экспрессивной речи, стереотипностью высказываний, семантическая — нормальным объёмом речевой продукции.

Лечение семантической афазии

Речевая реабилитация начинается на фоне этиотропной терапии, направленной на устранение причинной патологии, и продолжается параллельно с другими методиками восстановительного лечения. Поскольку лёгкий речевой дефект существенно не ограничивает коммуникативные способности больного, его коррекция осуществляется, если пациент осознаёт и желает исправить существующую дисфункцию. Реабилитационная работа проводится неврологом, логопедом, нейропсихологом, реабилитологом на фоне медикаментозной нейропротекторной терапии ноотропами, нейрометаболитами, вазоактивными фармпрепаратами. Основными этапами логопедической коррекции являются:

  • Восстановление зрительно-пространственного восприятия. Достигается упражнениями с дорисовыванием картинок, расположением предметов по заданию, указанием причинно-следственных взаимосвязей. При грубых проявлениях проводится разбор схемы тела.
  • Восстановление семантики. Осуществляется анализ различных грамматических форм слова, дифференциация логико-грамматических оборотов, подбор синонимов/антонимов, толкование стойких речевых высказываний. Нарабатывается употребление слов в различных грамматических конструкциях.
  • Восстановление счётных операций. Тяжёлая семантическая афазия требует восстановления восприятия математических знаков, умения решать простейшие примеры. При средней тяжести нарушений разбирается этапность решения сложных математических выражений, при лёгкой — логических задач.

Прогноз и профилактика

Успешность коррекционной работы зависит от этиологии церебрального поражения, эффективности его терапии, степени мотивации и возраста больного. Своевременное логопедическое лечение способно скорректировать посттравматическую, поствоспалительную и постинсультную афазию практически до нормы. Более серьёзный прогноз имеют прогрессирующие опухолевые и дегенеративные процессы. Профилактика заключается в предупреждении различных поражений мозговой ткани ТПО области: травм головы, цереброваскулярной патологии, инфекционных болезней, онкогенных воздействий.

Теоретический анализ восстановления речи при семантической афазии

Методики восстановления речи при семантической афазии

Разработкой методик восстановления речи занимались такие авторы, как М. К. Шохор – Троцкая, В. М. Шкловский, Л. С. Цветкова и др.

Читайте также:  Функциональные тренировки в коррекции заикания

Т. Б. Филичева отмечает, что коррекционное воздействие при всех формах афазии складывается из двух направлений:

1. Медицинское направление – прямое восстановление пострадавшей функции с использованием медикаментозных средств. Курс лечения проводится по назначению и под наблюдением врачей.

2. Логопедическое направление – непосредственное восстановительное обучение на специально организованных занятиях.

Логопедические занятия рекомендуется начинать как можно раньше, чтобы предупредить возникновение вторичных нарушений и закрепление патологических проявлений.

Восстановление речевой функции предусматривает использование различных приемов по растормаживанию сохранившихся элементов речевой системы. Одно из ведущих направлений в работе – восстановление пассивного и активного словарного запаса.

В. М. Шкловский указывает, что восстановление речевой функции при афазии носит поэтапный характер. На ранних стадиях заболевания, независимо от конкретной формы афазии, ставится задача включения главным образом непроизвольных, автоматизированных уровней речевой деятельности. В этот период наиболее эффективным оказывается использование автоматизированных речевых рядов, “оречевление” эмоционально значимых ситуаций, “оживление” речевых стереотипов, хорошо упроченных в прежней речевой практике.

Работа с больными, находящимися в острой стадии заболевания, должна быть строго дозирована в зависимости от особенностей общего состояния больного, носить щадящий, психотерапевтический характер. Кроме того, ставятся специальные задачи налаживания контакта с больным, вовлечения его в осмысленную деятельность.

При семантической афазии основной задачей является устранение импрессивного аграмматизма, т. е. восстановление способности к восприятию сложных логико-грамматических оборотов речи.

По мнению М. К. Бурлаковой, основой преодоления импрессивного аграмматизма и амнестических трудностей является опора на сохранные механизмы развернутого планируемого письменного и устного высказывания. Дефекты высшего парадигматического уровня кодирования и декодирования речевого сообщения преодолеваются посредством привлечения высших ступеней синтагматического уровня, а именно планирования, построения умственных действий, осуществляемых лобными отделами во взаимоотношении со всеми гностическими отделами, обеспечивающими более низкий, фонематический уровень речевого акта.

Как отмечает Л. С. Цветкова, исходя из природы нарушений понимания речи при семантической афазии, нетрудно понять, что в ее восстановлении наиболее продуктивным может оказаться путь, обеспечивающий перевод этой функции с уровня непосредственного усмотрения значений грамматических конструкций, характерного для нормы, на уровень осознания совершаемых операций по их расшифровки. Для этого логопед должен развернуть нарушенный у больного целостный процесс понимания речи, создавая серии последовательных операций, выполняемых с опорой на внешние средства и протекающих под контролем сознания. Работа по обучению пониманию логико-грамматической структуры речи начинается с преодоления основных, первичных дефектов пространственного гнозиса, лежащих в основе нарушений речи.

Восстановительное обучение начинается с простейших процессов узнавания нарисованных геометрических фигур путем отличения двух заданных образцов. Анализ фигур, направленный на восстановление умения находить одинаковые и неодинаковые в пространственном отношении элементы фигур, помогает направить внимание больного на осознанное восприятие отношений предметов в пространстве.

По мнению Л. С. Волковой, для развития конструктивно – пространственной деятельности необходимы упражнения в зрительном анализе геометрических фигур, орнаментов, складываемых из элементов, реконструируемых по наглядному образцу и по инструкции, восстановлении ориентированности больного в левом и правом, в частях света, в географической карте. Конструктивно-пространственная апраксия преодолевается путем обучения плану расчленения орнамента или рисунка на определенные сегменты и выполнения задания по плану (например, сначала нижний “этаж”, затем второй, третий и т. д. или сначала первый столбик слева, затем второй и т. д.).

Л. С. Цветкова утверждает, что от узнавания пространственных отношений переходят к заданиям, от которых требуется воспроизведение заданных фигур по образцу, сначала с помощью метода рисовании (срисовывания), а позже методом активного конструирования заданных фигур из данных элементов (палочек, кубиков). Вся работа сначала ведется по рисованному образцу без концентрации внимания на специальных словах, обозначающих пространственные отношения (верх, низ, направо, налево и др.). Осознанное отношение к этим словам в связи с определенными действиями вводится позже, когда к образцу присоединяется и речевая инструкция (Положите палочку направо, а другую наверх и др.). Эти упражнения способствуют восстановлению анализа пространственных отношений и пониманию связи между определенным местом положения элемента конструкции в пространстве и речевым обозначением этого места пространства (верх – низ; наружу – внутрь и др.).

По мнению Л. С. Волковой для преодоления амнестических трудностей необходимо сопоставление различных смысловых связей слов по признакам, образующим различные семантические поля. Так, например, анализируются те признаки предметов, которые их объединяют в видовые категории (профессия, мебель, одежда и т. д.), и в то же время определяется общность слов по их корневой части (садовник, сад, посадка), по суффиксальным и префиксальным признакам (садовник, чернильница, сахарница). Ведется работа по описанию различий и сходств синонимов, антонимов, омонимов, использованию в письменной речи качественных определений предметов, сложносочиненных и сложноподчиненных предложений (с различными союзными словами), подчиненная часть которых стоит в начале, середине или конце предложения и относится к разным членам главного предложения.

Наиболее полно методика преодоления амнестических расстройств разработана В. М. Коганом в 1960г. Он показал, что каждое слово связано со сложной системой слов с разной степенью близости смысловых связей. Каждый предмет характеризуется множеством признаков, характерных как для этого предмета, так и для других. В целях преодоления амнестических трудностей больной обучается нахождению признаков предмета сначала при прослушивании системы описания ближних и дальних смысловых связей, а позже путем самостоятельного описания признаков предмета, его связей с другими группами предметов. Например, при начальных стадиях восстановления логопед перечисляет больному все признаки очков: из чего они сделаны, для чего они служат, какие бывают по форме, в каких ситуациях могут понадобиться (плохое зрение, яркий свет при сварке, яркий солнечный свет на пляже, яркий цвет снега в горах и т. д., уточняется, кто носит очки, можно вспомнить басню Крылова и т. д.). Слово вводится в различные фразеологические контексты. Затем больной составляет рассказ о предмете.

М. К. Шохор-Троцкая утверждает, что в процессе формирования ядра лексикона родного языка при афазии имеются свои законы. Это прежде всего то, что: 1) каждое слово чрезвычайно многозначно не только в зависимости от интонации, с которой оно произнесено, но и с исторически сложившимися традициями, так слова “окно” и “клетка” имеют множество конкретных и абстрактных значений (“окно в Европу”, “отворите мне темницу”); 2) множество синонимов, антонимов и омонимов; 3) каждое слово может “обрастать” множеством эпитетов, выражаемых прилагательными и другими частями речи; 4) каждое существительное может быть заменено довольно узким числом местоимений и т. д.; 5) обилие многообразия однокоренных слов, корень которых не так то легко обнаружить, многие из которых прочно вошли в русский язык из других языков и т. п.; 6) каждый корень слова является многозначной парадигмой в зависимости от присоединившихся к ним суффиксов и префиксов.

Л. С. Цветкова отмечает, что система разнообразных и многочисленных методов, приемов и упражнений, предусматривающих восстановление анализа соотношения предметов в пространстве и постепенный перевод действия на речевой уровень, создает почву, на которой начинается восстановление процесса понимания речи, ее логико-грамматических структур. Это и является задачей второй стадии обучения, на которой основное внимание уделяется восстановлению понимания предложных и флективных конструкций, наиболее глубоко нарушенных при данной форме афазии.

Как первая, так и вторая стадии обучения обеспечивают создание основы для восстановления понимания тех логико-грамматических конструкций, связь которых с восприятием пространственных отношений не бросается в глаза, но тем не менее имеет место. Поэтому восстановление понимания таких речевых конструкций, как атрибутивный родительный падеж, сравнительные конструкции и др., начинается сразу на речевом уровне, но лишь после и на основе восстановления процесса анализа отношений и связей между словами внутри фразы. Осознанное отношение к грамматической структуре высказывания создает условия для восстановления понимания речи.

Восстановительное обучение, направленное на внутрисистемную перестройку нарушенной речи путем перевода ее с одного уровня реализации на другой, более высокий, осознанный и произвольный, является продуктивным при данной форме афазии.

Таким образом, основными задачами логопедической работы при семантической афазии являются: преодоление импрессивного аграмматизма, расширение лексического состава речи больного; уточнение в памяти больного значений синонимов, антонимов и омонимов и многозначности слова и словосочетания; преодоление трудностей нахождения названий предметов.

Трудности в письме под диктовку
консультация по обучению грамоте на тему

Проблема нарушения письменной речи школьника остаётся всегда актуальной, как для родителей, так и для и учителей начальных классов. Представленные рекомендации помогут заинтересованным лицам оказать посильную помощь ребёнку, имеющему такие проблемы в письме, как не дописывание слов, пропуск букв в слове, слов в предложении.

Скачать:

ВложениеРазмер
esli_rebyonok_imeet_trudnosti_pri_pisme_pod_diktovku.docx17.07 КБ

Предварительный просмотр:

Если ребёнок имеет трудности при письме под диктовку (рекомендации для родителей)

Проблема нарушения письменной речи школьника остаётся всегда актуальной, как для родителей, так и для и учителей начальных классов. Представленные рекомендации помогут заинтересованным лицам оказать посильную помощь ребёнку, имеющему такие проблемы в письме, как не дописывание слов, пропуск букв в слове, слов в предложении. Не секрет, что за последнее время число таких «узких специалистов», как учитель-логопед в общеобразовательных школах существенно сократилось. Однако детей, нуждающихся в логопедической помощи, меньше не стало. Что порекомендовать учителю начальных классов родителям таких детей? Обратиться в частные логопедические центры? Но не все родители в состоянии оплатить услуги частного логопеда. Ребёнок в конце второго года обучения пишет итоговый диктант. Он допускает в письме большое количество типичных ошибок: окончания слов не дописаны, пропущены согласные буквы при их стечении, пропущены слова в предложении. Как помочь ребенку? Вот некоторые рекомендации школьного логопеда.

1. ​ Работаем над звуковым составом слова и слоговой структурой слова: определяем количество звуков в словах (рама, машина, мак и т.д.); выделяем звуки из слова в разбивку; определяем количество гласных и согласных звуков в слове; называем только гласные, только согласные звуки; последовательно выделяем звуки в слове; Слова подбираем в определенной последовательности в соответствии с усложнением слоговой структуры (используем классификацию А.К. Макаровой). Слова усложняются как в наращивании количества слогов, так и в отношении сложности слога (открытый и закрытый, прямой и обратный, слог со стечением согласных и без него): Двухсложные слова из открытых слогов (рама). Трехсложные слова из открытых слогов (машина). Односложные слова (мак). Двухсложные слова с закрытым слогом (бутон). Двухсложные слова со стечением согласных в середине слова (форма). Трехсложные слова с закрытым слогом (коридор). Двухсложные слова из закрытых слогов (барбос). Трехсложные слова со стечением согласных (подарки). Трехсложные слова со стечением согласных и закрытым слогом (фейерверк). Трехсложные слова с двумя стечениями согласных (конфетка) Односложные слова со стечением согласных в начале или в середине слова (стол), (зубр). Двухсложные слова с двумя стечениями согласных (тропка). Трехсложные слова со стечением согласных в начале и в середине слова (скакалка). Многосложные слова из открытых слогов (телефон). Работая по этому плану, логопед должен учитывать произносительные возможности детей, цели, задачи, стоящие на занятии, изучаемый в это время звук, темы по развитию словаря.

2. Формируем умение последова ​ тельно вычленять и сочетать звуки в словах различной слоговой структуры. Предлагаем следующие упражнения: В словах пропущен один звук. Ребенку нужно догадаться какой, и подумать, можно ли получить разные по значению слова, всавляя разные звуки. Вол… , …убы, …рач, ми…ка, …очка, кры…а, …илет, бу…ка, ба…ан. Преобразовываем слова, изменяя один звук. Из каждого слова исключаем по одному звуку, чтобы получилось новое слово. Например: горсть — гость. Хлев, уточка, столб, щель, укол, зубр, коса, мрак, полк, удочка, волк, смех, олень, клещ, мель, снаряд, град, скот, всласть, краска, стол, тепло, беда, экран. Добавляем к каждому из слов один звук, чтобы получилось новое слово. Например:рот-крот.

3. ​ Если в диктанте встречается большое количество недописанных слов, то предлагаем упражнения на дописывание слов. Очень полезно при этом подключать кинестетический контроль. Каждое произносимое слова «простукиваем» пальчиками по столу. При этом нужно требовать четкого произношения окончания слов. Саша купил цветн___ карандаши. Сады и поля зеленее___. Следующим упражнением будет диктант только окончаний : «цветной — ————ой, зеленеют — —————ют». Зима холодная, а лето — … Пишем только окончание. Крыша какая? Треугольная- ———— ая.

4. ​ Работаем на уровне предложения. Предлагаем слуховые и графические диктанты. Слуховые диктанты увеличивают объем слуховой памяти. Детям очень нравятся слуховые диктанты. Ребята стремятся сознательно запомнить предложение. Можно поиграть с детьми: назови второе слово, последнее и т.д. Перед тем, как записать предложение полезно составить его графическую схему, т.е. обозначить начало предложения, а затем все слова — отдельными чёрточками. Полезно систематически включать упражнения на списывание текстов и письмо стихотворений, небольших текстов по памяти. Диктанты подбираем в соответствии с возрастом, программой обучения.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Сообщение для родителей детей, поступающих в первый класс.

Почему ребенок пропускает буквы при письме и что делать

Учитель снова и снова делает замечание о том, что ребенок невнимательный, рекомендует дома больше писать под диктовку. Ответственные родители стараются помочь своему школьнику. Но нелепые ошибки повторяются снова и снова, а вместо успехов в улучшении письменной речи получают слезы ребенка от неудач, отрицательное отношение к письму, проблемы с самооценкой у ребенка и потерю мотивации к процессу письма.

Чаще всего такая проблема в полной мере проявляется, когда ребенок идет во 2 класс. Хотя ошибки можно заметить уже в последней четверти первого класса. Когда дети, изучив азы письменной речи, переходят к упражнениям, которые требуют большей скорости письма.

К огромному сожалению, школьные логопеды зачастую не используют нейропсихологический подход к анализу трудностей обучения в школе. И не ставят диагноз «дисграфия» при подобных трудностях. А значит ребенок не получает должную помощь и проблема перерастает в дизорфоргафи.

А подобные трудности в последние годы все чаще и чаще встречаются у детей, у которых в целом нет проблем с развитием психических функций, у детей с высоким уровнем интеллекта. Например, родители сталкиваются с тем, что ребенок «не может сконцентрироваться на выполнении задания», «считает ворон на уроке», «додумывает слова при чтении».

И вместо того, чтобы помочь ребенку преодолеть такие трудности педагоги и логопеды дают совет родителям больше писать, больше читать, лучше воспитывать и построже относиться к выполнению домашних заданий.

Почему ребенок пропускает буквы?

Важно провести правильную диагностику для установления причины нарушения письменной речи. Только так можно составить грамотную и эффективную программу коррекции.

Нейропсихологическая структура письма у младших школьников гораздо сложнее устроена, нежели у старших. При автоматизации функции письма структура упрощается, а в 6-8 лет она складывается из 7 составляющих:

  • Поддержание оптимального уровня энергии мозга. За это отвечает так называемый энергетический блок мозга (I блок по классификации А.Р.Лурия). Явным проявлением слабости этого блока мозга могут быть трудности с включением в задание. Как раз такое поведение ребенка, как «ловит ворон на уроке» может говорить о нейродинамических трудностях и низкой мотивации.

Важно: Родителям важно знать, что для поддержания работоспособности, детям дошкольного и младшего школьного возраста очень важна мотивация. Поскольку зоны мозга отвечающие за волу сформированы не окончательно, ребенку должна быть интересна деятельность, для поддержания должного уровня внимания. Другими словами ребенку гораздо труднее, чем взрослому делать что-либо, тогда когда «надо», но не интересно.

  • Переработка кинестетической информации – переработка информации от двигающихся органов при письме (графических движений). Эти операции производятся в переднее-теменных отделах мозга. При нарушениях работы этого звена могут наблюдаться такие трудности при письме, как путаница в буквах, схожих по написанию (у-и, ш-щ, ж-х).

  • Переработка слуховой информации (при письме под диктовку). К ошибкам переработки слуховой информации относят путаницу в звуках, схожих по звучанию (ж-з, т-п, т-к, т-н), или смешение и замена глухих-звонких, твердых-мягких звуков (р-рь, з-с).
  • Переработка зрительной информации. Трудности этой функции могут проявляться в зеркальности букв (при условии, если ребенок четко помнит образ буквы), нарушении порядка букв. Дети с трудностями переработки зрительной информации могут испытывать сложность в ориентировке на листе бумаги, трудности в удержании размера букв, наклона.
  • переработка зрительно-пространственной информации. Дети с трудностями переработки зрительно-пространсвенной информации могут испытывать сложность в ориентировке на листе бумаги, трудности в удержании размера букв, наклона.
  • Серийная организация движений.
  • Программирование и контроль акта письма.

За выполнение двух последних операций отвечает III функциональный блок мозга (передние отделы полушарий мозга, моторные, премоторные, префронтальные отделы коры головного мозга, лобные доли). При слабости этих функций может возникнуть так называемая регуляторная дисграфия, которую чаще всего логопеды не признают за диагноз, и вследствие этого ребенку не рекомендуют грамотные коррекционные упражнения.

Примерами проявления регуляторной дисграфии являются такие ошибки:

— Ребенок пропускает буквы (слоги) или их элементы, или наоборот вставляет лишние.

— Дублирует предыдущие буквы, слоги или даже слова.

— Допускает антипацию (предвосхищение букв), например, вместо «на реке» пишет «ра реке»

— Пишет слитно слова.

— Забывает поставить точку в конце предложения.

(*Источник «Нейропсихологический анализ ошибок на письме» Т.В. Ахутина)

Учимся не пропускать буквы

Помочь своему ребенку преодолеть трудности в овладении грамотной письменной речью вы можете самостоятельно. Для этого нужно играть, а не писать изнуряющие диктанты.

Представленные игры и задания, помогают настроить на работу, активизировать функции контроля, тренируют переключение внимания, и развивают функции III блока мозга (программирование, контроль, серийная организация движений). ⠀

  1. «Крутые виражи». Перед ребенком (на полу или на столе) разложите любые объемные предметы (канцтовары, кубики и т.п.). Задача ребенка прокатить легкий теннисный шарик вокруг препятствий, направляя его потоком воздуха. И так дойти до финиша.⠀
  2. «Пальчиковые игры» под ритм. Взрослый произносит слова потешек, при этом и показывает движения руками, а ребенок повторяет движения.⠀
  3. «Скалолаз». Задача ребенка в этой игре пройти вдоль стены, касаясь тремя точками. То есть начальное положение — ребенок спиной к стене и прикасается к ней ладошками и пятками. Для перемещения вдоль стены можно оторвать от стены и переставить только одну опору. Начните с очень медленного темпа. А когда ребенок хорошенько усвоит правила игры – ускоряйте темп.
  4. «Дирижёр». Здесь потребуются карточки с изображением позы рук. Или команды можно описать словами. Например, «левая вверх», «правая вперед» и т.д. По команде, изображенной на карточке, ребенок выполняет движения руками и при этом произносит буквы в алфавитном порядке. ⠀
  5. «Корректор». В качестве пособия в этой игре используются напечатанные в случайном порядке буквы. Задача ребенка в быстром темпе (насколько возможно) найти и зачеркнуть определенную букву. Для дальнейшего усложнения попросите вашего школьника найти несколько букв и отметить их по-разному: например «К» – зачеркнуть крестиком, «Р» — обводим в кружок, «Ж» — волнистой линией.
  6. «Граммино». Эта игра строится на принципе домино. Карточки (размером 10 см*2см) делим на две части. На одной из которых напишите слово, пропустив одну букву, а на второй части напишите букву, но не ту, которая пропущена, а какая-то любая буква от другого слова. Ведущий раздает по 7 карточек. И один игрок кладет любое слово, а второй игрок подкладывает к ней подходящую букву. По мере расходования карточек, пополняем свои запасы из общей кучи слов. Играем до последней карточки. Для разнообразия с этими карточками можно поиграть в другую игру — на скорость – берете карточку со словом и быстро по очереди с ребенком называете пропущенную букву. ⠀
  7. «Ой и Ай». Тут вовсе не требуется подготовка. Нужно посчитать от 1 до 100. Только вместо цифр кратных 5 говорим «Ой», а вместо цифр кратных семи «Ай». Пятьдесят семь, например, будет звучать, как ОЙ-АЙ.
  8. «Сканер». Пишем на листочке слово из 5 или 7 букв. Допустим, слово «ложка». И просим назвать букву в середине слова (лоЖка). Потом назвать первую букву справа от «Ж», первую слева, вторую справа, вторую слева. ⠀
  9. «Ритмизированное чтение». Просим ребёнка прочитать текст. Читать нужно по слогам, так как слова написаны (со-ло-ма, во-ро-бей) в это время взрослый отстукивает ритм, который соответствует слоговой структуре слов. На втором этапе ребёнок сам читает слова и сам и выстукивает ритм карандашом по столу или просто ладошками. После этого ребенок списывает (или пишет под диктовку), а взрослый отстукивает ритм. Такие упражнения очень эффективны в коррекции любых нарушений письменной речи. ⠀
  10. «Письмо по инструкции». В этом упражнении нужно нарисовать в тетрадке в косую частую линейку узор (на каждой строке свой) который будет состоять из петелек и палочек. Важно при выполнении задания проговаривать направление движения руки: палочка, крючочек, вверх, вниз, петелька.
  11. Таблицы Шульте. Для второклашек достаточно освоить таблицы до 25. Кстати сейчас есть приложения для смартфонов с таблицами Шульте. Это очень удобно, Приложение каждый раз выдает новую композицию цифр и при прохождении задания сразу виден результат в виде времени выполнения.
  12. «Геометрические бусы». Из цветной бумаги подготовьте геометрические фигуры. Выложите перед ребенком любу. Последовательность фигур (5-7 элементов). Попросите запомнить (не более 1 минуты), затем «сломайте» ряд и попросите ребенка повторить узор.

Эти задания не обязательно выполнять каждый день. Но тренируя ребенка таким игровым способом, выполняя 4-5 упражнения ежедневно, вы обязательно получите заметный результат уже через две недели. И поможете вашему школьнику поверить в свои силы!

Ребёнок плохо пишет. Признаки дисграфии

Современные дети учатся читать и писать, как правило, еще до школы. Если в этом возрасте малыш плохо справляется с трудной премудростью, это можно списать на возрастные особенности, хотя правильнее уже на этом этапе обратиться к логопеду.

Обычно родители начинают бить тревогу только в 1-2 классе школы, когда ребенок приносит сплошные двойки по чистописанию. Несмотря на явные проблемы с русским языком, ученик хорошо успевает по математике, которая требует больше сообразительности. В таких случаях возникает закономерный вопрос: «Возможно, это дисграфия?»

Что такое дисграфия?

Дисграфией в психоневрологии называют стойкое нарушение письма, несмотря на сохранный интеллект, слух и зрение. Довольно часто ее сопровождает дислекция, которая проявляется плохими способностями к чтению.

Ученые считают, что грамотное письмо – сложнейший вид человеческой деятельности, который состоит из нескольких этапов. Вначале мы создаем мысленный образ текста, определяем последовательность слов в предложении. Чтобы правильно написать каждое слово, нужно понимать его звуковую структуру. Следующая задача – звукам нужно сопоставить определенные буквы. Затем воспроизвести образ буквы, зрительно контролируя точность написания. Вот сколько трудных задач нужно выполнить ребенку, чтобы научиться хорошо писать.

При дисграфии происходят «поломки» на одном из перечисленных этапов обучения грамоте. В зависимости от того, какая функция нарушена, различают разные формы расстройства.

Фонематическая

При этом виде дисграфии ребенок с трудом пишет и читает, потому что плохо слышит звучащую речь, не может различить фонетический состав слова. Распознать такое нарушение можно по типичным ошибкам, которые говорят о том, что ребенок пишет слова так, как услышал. Например: «ножка» – «ношка», «щетка» – «четка».

Оптическая

Зрительная дисграфия связана с трудностью запоминания того, как выглядят различные буквы. Нарушение умения различать буквенные изображения приводит к их заменам и искажениям при письме и чтении. Например З заменяется на Э, Л на Д.

Кинетическая

Когда ребенок читает или пишет, у него возникают зрительные затруднения. Он не может глазами удержать строчку целиком. У некоторых дисграфиков может страдать моторная функция руки во время письма.

По статистике признаки дисграфии обнаруживается примерно у трети российских младшеклассников.

Почему возникает нарушение

Дисграфия свидетельствует о нарушенной способности писать и читать, в которой задействованы различные отделы головного мозга: центры речи, слуха и моторики, логическое мышление, зрительное восприятие. Чаще всего врачи объясняют данное отклонение неравномерным развитием мозговых полушарий.

Речевой центр находится в левом полушарии, поэтому если у ребенка более развито правое полушарие, это может отразиться на овладении письмом и чтением. Эта теория подтверждается тем, что мальчики страдают дисграфией в 3–4 раза чаще девочек. Доказано, что у мужчин правое полушарие работает гораздо интенсивнее, чем левое.

Перечень факторов, которые могут вызвать подобные отклонения, довольно велик. Специалисты делят их на несколько групп:

  1. Биологические: поражения ЦНС в результате тяжелой беременности, родовой травмы, осложнения детских болезней, травм головы.
  2. Социально-психологические: педагогическая запущенность, нехватка общения, использование в семье двух и более языков, ребенок пошел в школу слишком рано, интенсивные темпы обучения.
  3. Наследственные факторы.

Как понять, что ребенок плохо пишет и читает из-за дисграфии?

Распознать диграфика можно по стойким письменным ошибкам. Его неграмотность отличается определенной спецификой, на которую могут обратить внимание родители, проверяя тетрадки. Для дисграфии характерно:

  • Застревание на одной букве: «За зомом росли момидоры» – «За домом росли помидоры».
  • Зеркальное написание букв.
  • Пропуск букв, чаще гласных: «Плох» – «Плохо»; «Девча» – «Девочка».
  • Перестановка букв: «Грекча» – «Гречка»; «То дома» – «От дома».
  • Путаница звонких и глухих согласных; заднеязычных г-к-х, сонорных р-л, свистящих и шипящих согласных.
  • Неумение передавать мягкость согласных: «Сольить» – «Солить».
  • Слитное написание слов, в частности, служебных: «Ветки березыи сосны».

Безусловно, у таких детей страдает почерк. Строчки могут наезжать одна на другую, заходить за поля. Ребенок пишет грязно, делает много помарок, а учителя жалуются, что плохо разбирают написанное.

Если к дисграфии присоединяется дислекция, ребенок может читать как бы по «догадке». При этом он часто заменяет слова близкими по звучанию, но разными по смыслу: «Богатыри» – «Богатые»; искажает окончания; переставляет слоги; пропускает или добавляет буквы.

Позиция школы

Помимо того, что дисграфик плохо пишет и читает, он может испытывать проблемы на уроках рисования, ручного труда. Изучая иностранный язык, он путает буквы двух алфавитов, которые выглядят одинаково. На уроке математики не в состоянии правильно читать условие задачи, запоминать различные фигуры. Часто такие дети плохо ориентируются в пространстве и времени, не запоминают слова учителя, бывают несобранными, быстро утомляются.

Ситуация «хронического неуспеха», непонимание преподавателей все это негативно воздействует на психику ребенка. У него нарастает утомление, пропадает желание посещать школу. Между тем страдающие дисграфией дети могут успешно учиться по специально разработанным методикам.

В некоторых странах, например, в Англии, нашли возможность помочь необычным школьникам и создали для них особые программы обучения. К сожалению, российская школа пока не озабочена проблемой дисграфии: нет специалистов и методик, позволяющих индивидуально работать с такими учениками. Все тяготы по коррекции навыков письма и чтения ложатся на плечи родителей.

Что делать, чтобы помочь детям с дисграфией?

Первое, что можно посоветовать родителям, столкнувшимся с подобной проблемой – не падать духом. Дисграфия поддается корректировке. Возможно, ребенку не удастся овладеть 100%-ной грамотностью, но приблизиться к идеалу вполне реально. Одним могут потребоваться месяцы, другим годы, но если настойчиво заниматься, результаты появятся в любом случае.

Без помощи логопеда родителям не обойтись. Чем раньше они найдут опытного специалиста, работающего с дисграфией, тем быстрее ребенок научится грамотно писать и читать. Суть логопедических занятий – тренировка буквенного зрения и развитие речевого слуха.

Занятия проводятся по комбинированной системе. Логопед использует речевые игры, магнитную азбуку или картинки для составления слов. Наглядные пособия играет особую роль, позволяя образно запомнить изображения букв. «С» напоминает лунный серп, «Ж» – жука и т. д. Такую наглядную азбуку полезно иметь дома и тренироваться по ней самостоятельно.

Хороший специалист обязательно порекомендует, как заниматься дома. Вот примеры упражнений, которые помогут ученику быстрее компенсировать дисграфию:

  1. В любом предложенном тексте ребенок должен вычеркнуть указанные буквы. Начните с одной гласной, затем переходите к согласным. Например, «Зачеркни все буквы «Е», а «У» обведи». Можно давать те пары согласных, с написанием которых есть проблемы: «Р» – «Л», «Ж» – «З» и т. д. Ежедневно посвящайте этому упражнению около 5 минут. Через 2-3 месяца регулярных упражнений ребенок начнет лучше писать и читать.
  2. Полезно писать маленькие диктанты карандашом. От коротенького текста ребенок не устанет и сделает меньше ошибок (что его очень воодушевит). Диктуйте простые тексты около 200 слов. Проверяя, не перечеркивайте ошибки, а просто делайте пометки на полях ручкой любого цвета, кроме красной. Затем дайте школьнику найти ошибки и исправить. Ребенок просто стирает неверный вариант и пишет правильный. В результате вы достигнете несколько целей: ошибки найдены и исправлены самим ребенком, а тетрадь в идеальном состоянии.

  1. Просите ученика медленно читать отрывки текстов из детских книг, напечатанных крупным шрифтом. Он должен стараться четко произносить звуки, а родители исправлять, если необходимо.

На весь срок логопедической коррекции необходимо создать ребенку режим наибольшего благоприятствования. После неодобрительных выговоров учителей и огорчений из-за плохих оценок, школьник должен почувствовать хоть небольшой, но успех. Именно этой цели подчинена суть занятий – путем маленьких побед замотивировать школьника на то, что со временем он сможет читать и писать не хуже одноклассников.

Помимо обращения к логопеду, ребенку с дисграфией сможет помочь невролог. Он порекомендует курс препаратов, которые повысят мозговую активность, улучшат память и снимут беспокойство.

Основные правила занятий

  • Попросите учителя, чтобы он не проверял у ребенка скорость чтения. Подобный вид проверки давно вызывает критику психологов, но, к сожалению, продолжает применяться в школе. Даже обычные дети испытывают сильный стресс, читая на скорость, а у наших дисграфиков от такого экзамена может развиться нешуточный невроз.
  • Не используйте принцип – читать и писать как можно больше. Лучше меньше, но регулярно. Вначале уделите больше внимания отработке устной речи, звуковому анализу слов.
  • Объемные домашние задания разбивайте на несколько частей, между их выполнением делайте паузы для отдыха.
  • Члены семьи должны следить за собственной речью, она должна быть грамотной, внятной и выразительной. Тогда и речевые способности ребенка будут развиваться быстрее.
  • Старайтесь не показывать свое недовольство от допущенных ошибок. Не ругайте за промахи, а мягко внушайте ребенку: «Со временем все получится!» Объясните малышу, что не считаете его ленивым или глупым, а ошибки возникают из-за объективных проблем, которые вы будете решать вместе.

Если дети плохо пишут или читают, это не свидетельствует об их неполноценности. Пусть им трудно овладеть письмом и речью, зато в лучшей степени развито оригинальное, образное мышление. В истории есть немало примеров, когда люди, страдающие дисграфией, становились знаменитыми учеными, политиками, художниками, в частности, Альберт Эйнштейн, Уинстон Черчилль. А подтянуть успеваемость до приличного уровня поможет тесное сотрудничество родителей, логопеда и учителей.

Магазин Умный Ребенок

  • О магазине
  • Контакты
  • Задать вопрос

Дисграфия и дислексия: кто виноват и что делать?

С началом обучения в школе у некоторых детей вдруг обнаруживаются затруднения с чтением и письмом. «Дисграфиков» и «дислексиков» шпыняют учителя, дома ругают родители, да, вдобавок, дразнят сверстники. Существует немало мифов относительно возникновения дисграфии и дислексии. Один из них – что дети с подобными нарушениями, якобы, умственно отсталые. Другой миф – что этих детей учили новомодными методами, которые «изначально и в корне неверны». Чтобы разобраться, где же, все-таки, правда, обратимся к детским психологам и логопедам, а также к данным их исследований.

Дислексия и дисграфия: что это такое? Дислексией в психоневрологии называют нарушения чтения, дисграфией – нарушения письма. Дети с дислексией допускают ошибки при чтении: пропускают звуки, добавляют ненужные, искажают звучание слов, скорость чтения у них невысокая, ребята меняют буквы местами, иногда пропускают начальные слоги слов. Часто страдает способность четко воспринимать на слух определенные звуки и использовать их в собственной речи, при чтении и письме. Нарушается при этом возможность различения близких звуков: “Б–П”, “Д–Т”, “К–Г”, “С–З”, “Ж–Ш”. Поэтому такие дети очень неохотно выполняют задания по русскому языку: пересказ, чтение, изложение – все эти виды работ им не даются.

При дисграфии дети с трудом овладевают письмом: их диктанты, выполненные ими упражнения содержат множество грамматических ошибок. Они не используют заглавные буквы, знаки препинания, у них ужасный почерк. В средних и старших классах ребята стараются использовать при письме короткие фразы с ограниченным набором слов, но в написании этих слов они допускают грубые ошибки. Нередко дети отказываются посещать уроки русского языка или выполнять письменные задания. У них развивается чувство собственной ущербности, депрессия, в коллективе они находятся в изоляции. Взрослые с подобным дефектом не в состоянии сочинить поздравительную открытку или короткое письмо, они стараются найти работу, где не надо ничего писать. У детей с дисграфией отдельные буквы неверно ориентированы в пространстве. Они путают похожие по начертанию буквы: “З” и “Э”, “Р” и “Ь” (мягкий знак). Они могут не обратить внимания на лишнюю палочку в букве “Ш” или “крючок” в букве “Щ”. Пишут такие дети медленно, неровно; если они не в ударе, не в настроении, то почерк расстраивается окончательно. Определить наличие нарушений письма и чтения, в целом, несложно.

Есть типичные ошибки, повторение которых из раза в раз при чтении или письме, должно вас насторожить:

1. Смешение букв при чтении и письме по оптическому сходству: б – д; п – т; Е – З; а – о; д – у и т.д.

2. Ошибки, связанные с нарушением произношения. Отсутствие каких-то звуков или замена одних звуков на другие в устной речи соответственно отражается и на письме. Ребенок пишет то же, что и говорит: сапка (шапка).

3. Смешение фонем по акустико-артикуляционному сходству, что происходит при нарушениях фонематического восприятия. При этой форме дисграфии особенно тяжело детям дается письмо под диктовку. Смешиваются гласные о – у, ё – ю; согласные р – л, й – ль; парные звонкие и глухие согласные, свистящие и шипящие, звуки ц, ч, щ смешиваются как между собой, так и с другими фонемами. Например: тубло (дупло), лёбит (любит).

4. Мы часто радуемся, когда ребенок бегло читает в дошкольном возрасте, а это при недостаточно сформированной фонетико-фонематической стороне может привести к ошибкам на письме: пропуск букв и слогов, недописание слов.

5. Часты при дисграфии ошибки персеверации (застревание): “За зомом росла мамина” (За домом росла малина), антиципации (предвосхищение, упреждение): “Дод небом лолубым” (Под небом голубым).

6. Большой процент ошибок из-за неумения ребенка передавать на письме мягкость согласных: сольить (солить), въезет (везет).

7. Слитное написание предлогов, раздельное – приставок также является одним из проявлений дисграфии.

Все ошибки, которые можно отнести к дисграфии и дислексии, специфичны, типичны и носят стойкий характер. Если ваш ребенок допускает подобные ошибки, но они единичны, то причины надо искать в другом. Не являются дисграфическими ошибки, допущенные из-за незнания грамматических правил.

Почему возникают нарушения чтения и письма? Процесс становления чтения и письма очень сложен. В нем участвуют четыре анализатора:

– речедвигательный, который помогает осуществлять артикулирование, то есть наше произношение;

– речеслуховой, который помогает произвести отбор нужной фонемы;

– зрительный, который подбирает соответствующую графему;

– двигательный, с помощью которого осуществляется перевод графемы в кинему (совокупность определенных движений, необходимых для записи).

Все эти сложные перешифровки осуществляются в теменно-затылочно-височной областях головного мозга и окончательно формируются на 10–11-м году жизни. Письмо начинается с мотива, побуждения – этот уровень обеспечивается лобными долями коры головного мозга.

Огромное значение для овладения процессами письма и чтения имеет степень сформированности всех сторон речи. Поэтому нарушения или задержка в развитии фонематического восприятия, лексико-грамматических сторон, звукопроизношения на разных этапах развития являются одной из основных причин дисграфии и дислексии. Если у ребенка нарушен речевой слух, то, понятно, ему очень трудно научиться читать и писать. В самом деле, как он может читать, если нечетко слышит звучащую речь?

Овладевать письмом он также не в состоянии, так как не знает, какой звук обозначает та или иная буква. Задача осложняется еще и тем, что ребенок должен правильно уловить определенный звук и представить его в виде знака (буквы) в быстром потоке воспринимаемой им речи. Поэтому обучение грамоте ребенка с дефектным речевым слухом – сложная педагогическая проблема. В группу риска входят дети, не страдающие речевыми нарушениями, но имеющие недостаточно четкую артикуляцию. Про них обычно говорят: “Еле языком ворочает. ”, – их называют “мямлями”. Нечеткая команда от нечеткого артикулирования, да еще при недосформированности фонематических процессов, может вызвать и нечеткие ответные реакции, что влечет за собой ошибки в чтении и письме.

Наряду с речевым (фонематическим) слухом, люди обладают особым зрением на буквы. Оказывается, что просто видеть окружающий мир (свет, деревья, людей, различные предметы) недостаточно для овладения письмом. Необходимо обладать зрением на буквы, позволяющим запомнить и воспроизвести их очертания. Значит, для полноценного обучения ребенок должен иметь удовлетворительное интеллектуальное развитие, речевой слух и особое зрение на буквы. Иначе успешно овладеть чтением и письмом он не сможет.

На особенности формирования речи и, как следствие, появление дисграфии и дислексии, влияют и более «глубинные» факторы. Например, неравное развитие полушарий мозга. Какая область мозга “отвечает” за письмо и чтение? Оказывается, центр речи у большинства людей находится в левом полушарии. Правая же гемисфера мозга “заведует” предметными символами, зрительными образами. Поэтому у народов, письменность которых представлена иероглифами (например, у китайцев), лучше развита правая половина мозга. Письмо и чтение у жителей Китая, в отличие от европейцев, пострадает при неполадках справа (допустим, при кровоизлиянии в мозг). Анатомическими особенностями центральной нервной системы объясняются известные врачам факты неплохих способностей к рисованию у дисграфиков. Такой ребенок с трудом осваивает письмо, но получает похвальные отзывы учителя рисования. Так и должно быть, потому что у этого ребенка более “древняя”, автоматизированная область правого полушария никоим образом не изменена. Нелады с русским языком не мешают этим детям “объясняться” с помощью рисунка (как в древности – посредством изображения на скалах, бересте, глиняных изделиях).

Логопеды иногда обращают внимание на “зеркальный” характер письма пациентов. При этом буквы перевернуты в другую сторону – как при изображении в зеркале. Пример: “С” и “З” открываются влево; “Ч” и “Р” выдающейся частью написаны в другую сторону. Зеркальное письмо наблюдается при разных расстройствах, однако врач при подобном явлении ищет явное или скрытое левшество. Ищет и нередко находит: зеркальные перевороты букв – характерная особенность левшей.

Играет роль и наследственный фактор, когда ребенку передается недосформированность мозговых структур, их качественная незрелость. В этом случае в результате затруднения коркового контроля при овладении письменной речью ребенок может испытывать примерно те же трудности, что и родители в школе. Существует генетическая предрасположенность к наличию этого изъяна, так как это расстройство наблюдается у нескольких членов в отдельных семьях. Нарушение чтения чаще становится очевидным ко 2-му классу.

Иногда дислексия со временем компенсируется, но в ряде случаев остается и в более старшем возрасте. Наличие врожденных особенностей, влияющих на возникновение дислексии и дисграфии, объясняет тот факт, что нередко оба вида расстройства наблюдаются у одного и того же ребенка. При этом признаков отставания в умственном развитии у такого малыша чаще всего не наблюдается. Ребенок оказывается не в ладах с русским языком, хотя хорошо справляется с математикой и другими предметами, где, казалось бы, требуется больше сообразительности. Еще одно интересное наблюдение психологов: дислексия встречается у мальчиков в 3–4 раза чаще, чем у девочек. Около 5–8 процентов школьников страдают дислексией. Иногда, однако, причиной дисграфии может стать двуязычие в семье. В последнее время, в силу больших изменений в географии общества, когда многие вынуждены покидать свой дом, учить второй язык, эта причина становится все более актуальной.

Причиной дислексии и дисграфии может явиться и расстройство в системах, обеспечивающих пространственное и временное воспитание. Специальная литература приводит данные института Клаперада, по которым в основе дислексии можно наблюдать действия отрицательной связи “мать – ребенок”. Так, ребенок, которого кормят насильно, который привыкает сопротивляться в отношении еды, приобретает ту же манеру и в отношении интеллектуальной пищи. Это сопротивление, которое он обнаруживает при общении с матерью, потом переносится на учителя. Важны даже такие вещи, которые на первый взгляд кажутся незначительными. Например, очень часто при чтении ребенку трудно следить за строчкой, взгляд скользит. Ученые, проведя исследования, предполагают, что если в грудном возрасте малыш лежит так, что экран телевизора попадает в поле его зрения, то глазные мышцы привыкают к хаотичному движению. Поэтому в дошкольном возрасте полезны упражнения для подготовки глазных мышц к последовательному слежению за строчкой.

Вечный вопрос: что делать? Что делать, если у ребенка обнаружилась дислексия или дисграфия? Прежде всего: не падать духом. Такие ребята вполне способны овладеть чтением и письмом, если они будут настойчиво заниматься. Кому-то понадобятся годы занятий, кому-то – месяцы. Суть уроков – тренировка речевого слуха и буквенного зрения. Лучше всего не только обратиться к логопеду, но и самим заниматься с ребенком. Логопедические занятия обычно проводятся по определенной системе: используются различные речевые игры, разрезная или магнитная азбука для складывания слов, выделение грамматических элементов слов. Ребенок должен усвоить, как произносятся определенные звуки и какой букве при письме этот звук соответствует. Обычно логопед прибегает к противопоставлениям, “отрабатывая”, чем отличается твердое произношение от мягкого, глухое – от звонкого.

Тренировка ведется путем повторения слов, диктанта, подбора слов по заданным звукам, анализа звуко-буквенного состава слов. Понятно, что используют наглядный материал, помогающий запомнить начертания букв: “О” напоминает обруч, “Ж” – жука, “С” – полумесяц. Стремиться наращивать скорость чтения и письма не следует – ребенок должен основательно “почувствовать” отдельные звуки (буквы). Неплохо также обратиться к психоневрологу: он может помочь логопедическим занятиям, порекомендовав определенные стимулирующие, улучшающие память и обмен веществ мозга препараты.

Главное – помнить, что дислексия и дисграфия – это состояния, для определения которых требуется тесное сотрудничество врача, логопеда и родителей. Есть несколько упражнений, которые помогут вашему ребенку справиться с дисграфией:

1. Ежедневно в течение 5 мин (не больше) ребенок в любом тексте (кроме газетного) зачеркивает заданные буквы. Начинать надо с одной гласной, затем перейти к согласным. Варианты могут быть самые разные. Например: букву а зачеркнуть, а букву о обвести. Можно давать парные согласные, а также те, в произношении которых или в их различии у ребенка имеются проблемы. Например: р – л, с – ш и т.д. Через 2–2,5 месяца таких упражнений (но при условии – ежедневно и не более 5 мин) улучшается качество письма.

2. Каждый день пишите короткие диктанты карандашом. Небольшой текст не утомит ребенка, и он будет делать меньше ошибок (что очень воодушевляет…) Пишите тексты по 150 – 200 слов, с проверкой. Ошибки не исправляйте в тексте. Просто пометьте на полях зеленой, черной или фиолетовой ручкой (не в коем случае не красной!) Затем давайте тетрадь на исправление ребенку. Малыш имеет возможность не зачеркивать, а стереть свои ошибки, написать правильно. Цель достигнута: ошибки найдены самим ребенком, исправлены, а тетрадь в прекрасном состоянии. 3. Давайте ребенку упражнения на медленное прочтение с ярко выраженной артикуляцией и списывание текста.

Занимаясь с ребенком, помните несколько основных правил:

1. На всем протяжении специальных занятий ребенку необходим режим благоприятствования. После многочисленных двоек и троек, неприятных разговоров дома он должен почувствовать хоть маленький, но успех.

2. Откажитесь от проверок ребенка на скорость чтения. Надо сказать, что эти проверки давно уже вызывают справедливые нарекания у психологов и дефектологов. Хорошо еще, если учитель, понимая, какой стресс испытывает ребенок при этой проверке, проводит ее без акцентов, скрыто. А ведь бывает и так, что создают полную обстановку экзамена, вызывают ребенка одного, ставят на виду часы, да еще и проверяет не своя учительница, а завуч. Может быть, для ученика без проблем это все и не имеет значения, но у наших пациентов может развиться невроз. Поэтому, если уж вам необходимо провести проверку на скорость чтения, сделайте это как можно в более щадящей форме.

3. Помните, что нельзя давать упражнения, в которых текст написан с ошибками (подлежащими исправлению).

4. Подход «больше читать и писать» успеха не принесет. Лучше меньше, но качественнее. Не читайте больших текстов и не пишите больших диктантов с ребенком. На первых этапах должно быть больше работы с устной речью: упражнения на развитие фонематического восприятия, звуковой анализ слова. Многочисленные ошибки, которые ребенок с дисграфией неизбежно допустит в длинном диктанте, только зафиксируются в его памяти как негативный опыт.

Ссылка на основную публикацию